Книга памяти, том 10-й

Проект газеты «Свободный курс»

- Новости,Алтай - Украина,Вся лента,Защитники Украины,Ищем героев,К 70-летию начала Великой Отечественной войны,Уточненные судьбы

18.07.2011

Украина ждет рассказов о своих алтайских защитниках

Тесные связи установились у нашего проекта «Книга памяти, том 10-й» с поисковиками и музейными работниками Украины. Благодаря этому удалось проследить судьбы многих алтайских воинов, погибших при ее защите. В прошлом году по предложению наших читателей барнаульцев Юстасии и Владимира Тарасовых мы вместе с ними включились в поиск и увековечение неизвестных защитников Севастополя и нашли больше десятка имен для Пантеона памяти, создававшегося в Севастопольском музейном историко-мемориальном комплексе «35-я береговая батарея».

Поиск вышел за рамки Алтайского края. С просьбой помочь проследить судьбы воинов, оборвавшиеся в дни героической обороны Севастополя, и увековечить их имена к нам обращались жители Москвы, Саратова, Казахстана. 3 июля 2011 года Пантеон в Севастополе был открыт (http://altapress.ru/65let/archives/1889). На его стенах увековечены фамилии 23000 защитников черноморской твердыни. И среди них – имена, найденные в рамках нашего проекта.

К великой радости не все эти люди погибли, защищая Севастополь. Для Леонида Трофимовича Гаркавого, будущего Почетного гражданина и бессменного мэра г. Бийска  на протяжении 30 лет (1950–1980), после войны только начались плодотворные годы жизни, связанные с Алтаем. Родом Леонид Трофимович из Белоруссии. В январе-июне 1942 года, будучи комиссаром 2-го батальона 778-го стрелкового полка 388-й стрелковой дивизии отдельной Приморской армии участвовал в обороне Севастополя. 27 июня 1942 года получил тяжелое ранение и на одном из последних кораблей, покидавших акваторию прибрежного оборонительного района, был вывезен на Большую землю. За участие в обороне Севастополя был удостоен ордена Ленина.

Вслед за открытием Пантеона к нам в проект пришло письмо:

«Здравствуйте! Я координатор проекта «Электронная Книга Памяти Украины 1941-1945» Сергей Неважин, живу в Севастополе. Хочу пригласить вас к участию и в нашем проекте, который предоставляет родственникам и потомкам солдат Великой Отечественной войны уникальную возможность написать о своих предках и их подвигах, а также внести их имена в списки, если их там по каким-то причинам не оказалось.  Присылайте фото, истории, имена, мы обязательно их опубликуем, поможем в поиске. Адрес моей почты: projectnomadru@gmail.com».

К сказанному остается только добавить: с электронной версией Книги памяти Украины  можно ознакомиться с любой страницы нашего проекта (http://altapress.ru/65let) в разделе «Партнеры» (кнопка «Книга памяти Украины»).

Весьма и весьма достойное документально-публицистическое издание. Не примените воспользоваться его предложением!

Тамара ДМИТРИЕНКО.

  1. Я участник Великой Отечественной войны. Родился в 1925 г., жил в Затоне, работал токарем на судоремонтном заводе. 27.01.43 г. призвали, направили в 16-ю снайперскую школу. 15.10.43 г. закончил — и на фронт. 7.11.43 г. форсировал Днепр, затем освобождал Киев, Винницу, многие другие украинские города и села в составе 316-й дважды Краснознаменной Темрюкской стрелковой дивизии (полк 1075, взвод ПТР). 26.12.43 г. после залпов «Катюш» пошли в наступление под Житомиром. Здесь меня тяжело ранило, стал инвалидом 2 группы…
    В общем, есть о чем рассказать и мне, и другим алтайским защитникам Украины для ее Книги памяти. Да вот беда: мы, старики, с Интернетом не в ладу. Попросил внучку отправить это сообщение. Хочу спросить у Сергея Неважина, может, пришлёт он свой адрес для обычных писем? Я бы тогда ему написал.

    Отзыв от Крупин Геннадий Васильевич — 26.07.2011 в 15:24
  2. Крупин Геннадий Васильевич сказал(а):
    «Я участник Великой Отечественной войны… Форсировал Днепр, затем освобождал Киев, Винницу, многие другие украинские города и села в составе 316-й дважды Краснознаменной Темрюкской стрелковой дивизии (полк 1075, взвод ПТР).
    В общем, есть о чем рассказать и мне, и другим алтайским защитникам Украины для ее Книги памяти. Да вот беда: мы, старики, с Интернетом не в ладу. Попросил внучку отправить это сообщение. Хочу спросить у Сергея Неважина, может, пришлёт он свой адрес для обычных писем? Я бы тогда ему написал
    ».

    Уважаемый Геннадий Васильевич!
    Вы безусловно правы: на девятом десятке Интернет осваивать сложно. Вашу просьбу я перешлю координатору проекта «Электронная Книга Памяти Украины 1941–1945» Сергею Неважину.
    Но если не удастся договориться (сложно и дорого сегодня вести обычную переписку между Россией и Украиной, да и времени обработка рукописей требует много, а поисковики — люди, как правило, работающие на общественных началах), то можно сделать так: Вы напишите, на Ваш взгляд, самое важное и интересное про то, как сражались на Украине Вы и Ваши земляки и однополчане, и попросите внучку набрать на компьютере и отправить по электронной почте Ваши воспоминания.
    Кстати, не забудьте указать, что 1075-й стрелковый полк, в котором Вы сражались на Украине, это полк, покрывший себя славой в составе 8-й гвардейской Панфиловской дивизии еще осенью 1941 года под Москвой. 16 ноября 28-й героев-панфиловцев (и в их числе семеро алтайских воинов во главе с политруком Василием Клочковым) не дали немецким танкам прорваться на ответственном участке обороны у разъезда Дубосеково.

    Отзыв от Тамара Дмитриенко — 26.07.2011 в 16:18
  3. Живы Герой Невпряга -связист и мой дядя Вася Набоченко-ком роты!
    Коля в Новомосковске а Вася во Львове.

    Моим верным друзьям. Александр Иванов.

    Герою Советского Союза Невпряге Николаю Тимофеевичу и моему дяде Набоченко Василию Павловичу. Командиру и бойцу 316-й Темрюкской, дважды Краснознаменной стрелковой дивизии, чье имя носит молодежная организация Криворожской общеобразовательной школы № 122 Саксаганского района города Кривого Рога, Красинской школы Криворожского района, Днепропетровской области, а также школы № 1243города Москва .

    1.
    Затих Дунай. На километр – все триста пушок. Ждут огня.
    Стоят Набоченко Василий, Косыцин Сашка. Жду и я.
    Холодной льдинкой берег держит порыв друзей в последний бой.
    И мы, не бритые парнишки, как бы прощаемся с собой.
    2.
    Так долго ждать! Как мы устали! От первых схваток под Москвой…
    Перед глазами стоит мама,- слезу утерла. Ждет домой.
    «Я не могу! Пожди немножко! Здесь все сейчас мои друзья.
    Возьмемь сегодня правый берег… Нам Бог поможет – верю я.
    3.
    Тогда, быть может, за отвагу, домой отпустят на пять дней.
    Ты жди, родная… Верь удаче – любимой спутнице моей!
    …Я помню, мама, как мы утром, втроем с отцом спаслись тогда.
    Когда хотели нас теплушкой заслать на Север в холода.
    4.
    Я еще мал. Мне лет под восемь. У деда обыск. Ищут хлеб.
    Мы все голодные трясемся, услышав их веселый смех.
    Дед на пороге покосился. Упал – не встал. И деда,- нет.
    И утром мы бежим в Куцовку, что б взять на поезд нам билет.
    5.
    Билетов нет. Но мы украдкой, все проникаем в товарняк,
    Несет он нас через Долинку, на юг, что б скрыться на «верняк».
    Нас люди добрые приметив, на одной станции тогда…
    Вот так, мальчишкой, с папой, с мамой, я не познал те холода!»…
    6.
    Курить нельзя. А думать можно: как лучше выполнить приказ.
    Полковник Гнусин ждет команды: огнем прикрыть, – спасти всех нас.
    А мне команда: «Оставаться! Ты нужен здесь на берегу!»
    И я не могу разобраться: « Как?! Я с десантом не пойду?!»
    7.
    «Ты молодой! Пойдут другие! Моженко их ведет всех в бой,
    И я, краснея от обиды, бессилен справиться с собой.
    Все плавсредства заняли роты, а батальон все ждет огня.
    И вот: от зарева и вспышек горит венгерская земля!
    8.
    Все пушки бьют. Катюши воют. Настал тот миг, что ждали мы.
    Так началась та эпопея для всей коричневой чумы.
    Десант успешно, без потери залег на правом берегу,
    А я, с досадою волнуюсь, свой пыл убавить не могу.
    9.
    Десант несет потери в людях ,там, на фашистском берегу,
    И, связь пропала. Немец давит. Ползут «Пантеры» по снегу.
    «Всех сбросить с берега Дуная! Отбить рубеж! Занять! Вернуть!»
    Редеют быстро батальоны, хотят десант весь в рог согнуть!
    10.
    Затихли наши батареи,- нет направления огня.
    И вот приказ: «Вперед Невпряга!» — дошел черед и до меня.
    Радиостанция, катушки, гранаты, нож и ППШа,
    Я сел на лодку очень быстро, к десанту радостно спеша!
    11.
    Комсорг полка, Викторт, отважно, один, рискуя головой,
    Берет у плен венгерский катер и следом рвется он за мной!
    На катер спешно, по команде, вся рота Васина бежит.
    «Давай, Набоченко, быстрее, от танков там земля дрожит!»
    12.
    Чтоб связь наладить с батальоном, на ноги, руки и ремень
    Я закрепляю кабель туго, чтоб уцелел. Ведь мне не лень.
    На всякий случай… если пушкой, меня враг все-таки пальнет,
    То, друг-боец, из нашей роты, мои куски потом найдет…
    13.
    Так будет выполнен сноровкой, приказ: «Наладить быстро связь!»
    И даже смерть не помешает, взять Будапешт нам в этот раз.
    Четыре месяца топтались. Устал Верховный долго ждать.
    И с Юга мчится к нам Толбухин, чтобы в кольцо врага зажать!
    14.
    … А мама рядом. Не уходит. На ферме мы. Пьем молоко.
    Ах, мама, мама! Я же знаю, что ты сейчас так далеко!
    Ни чем ты мне «нэ допоможэш»! Ни чем, родная, уж поверь!
    И, может, скоро похоронку тебе просунут в нашу дверь!
    15.
    Так я, как все наши ребята, которых немец расстрелял,
    Останусь в памяти солдатом, любви девичьей не познав.
    А мать смеется: «Я, с тобою! Вот только ты не видишь то,
    Как я ловлю твои осколки, и не убьет тебя никто!»
    16.
    Вот берег правый. Я бросаюсь, в Дунай, до берега спеша,
    Забыв про тяжесть, лед хрустящий, за холод…с трудностью дыша.
    Рубеж. Блиндаж. А немец строчит, его не выбил наш десант.
    Летит граната. Замолкает. Ведь я солдат, а не курсант!
    17.
    Радиостанция промокла, а батальон все ждет огня,
    Теперь их жизнь, плацдарм, победа — зависит только от меня!
    Свой кабель я соединяю с немецкой трубкой, наугад
    И слышу голос командира: «Невпряга! Я и Сталин рад!»
    18.
    Бои, потом, под Будапештом, набрали новый поворот:
    Кольцо сомкнулось, как обычно, от зятя взгляда тещин рот.
    А, рядом, гибнут батальоны… Сегодня, им не повезло.
    Дунай хранит их медальоны. А я живу врагу назло!

    19.
    Косыцин Сашка и комроты, два одногодка. Друга два.
    Огнем врага берут за глотку, бежит обратно «немчура».
    А ночью я, сигнал запомнил, куда груз с неба враг дает.
    И к нашей роте парашюты враг шлет нам, шлет, и снова шлет!
    20.
    Погиб Бобков, и гибнут люди…Атаки «Викинг» в бой ведет,
    Стоит Набоченко Василий – назад дорогой не пойдет!
    Вся рота, кровью истекая, зарылась в берег с головой,
    А, мать его, в Долинской плачет. Ждет с нетерпением домой!
    21.
    Сестра Павлина похудела. Про смерть отца молчит она,
    Чтоб мать свою сильней не ранить. Она свидетелем была…
    Пусть знает мать, что сын воюет, а папу, как других тогда,
    Погнал германец эшелоном, в сорок втором, под холода.
    22.
    Две сотни тысяч окруженцев зажали мы тогда в тиски,
    Покрылись белой пеленою в Адольфа в бункере виски!
    Вот Сталинград! Под самым носом! «А ты как думал? Лиходей!
    Тебе не жалко ни венгерца, ни немца, ни простых людей!»
    23.
    Пол — роты в день! Всем похоронки, родным о смерти отослать!
    Сидит комроты с замполитом,- устал на родину писать.
    Идя окопом с ординарцем, после атаки изнемог,
    Подметил как — то строгим взглядом, солдата кирзовый сапог.
    24.
    «Кого в окопе от снаряда землей сырою занесло?
    Достать его оттуда надо. Вместо лопаты есть весло!»
    «Стеблюк. Сержант. Он из Кубани. Он дышит!»- слышит командир.
    «Медали он в бою не прячет! Знакомый нам его мундир!»
    25.
    «Отправить срочно на тот берег! Я рад, что уцелел солдат!»
    На плащ – палатке, как в постели, несут бойца у медсанбат.
    Шестнадцать вновь атак фашисты бросают снова смельчакам.
    Стеблюк в блиндаж заходит низкий,- он возвратился снова к нам!
    26.
    «Невыполнение приказа! Ведь я сказал: «Вам в медсанбат!»
    Комсорг за Митьку заступился, как будто тот и сват, и брат:
    «Товарищ ротный! Он не плохо вам похоронки будет слать,
    Ведь почерк Митькин превосходный, и писарь нам как раз под стать!»
    27.
    Простил тогда обход приказа комроты храброму бойцу,
    Хоть скулы все- таки, дрожали по не побритому лицу.
    Не брился он, ведь, с школьной парты, прибавив два себе годка,
    Ушел на фронт еще мальчишкой из небольшого городка.
    28.
    А там, в Долинке, одногодки, лишь только в армию идут.
    Я под Москвою в сорок первом вошел в панфиловский редут.
    Был ранен в ногу, и в Тбилиси попал как будто на ремонт.
    Но до Кубани очень быстро добрался тот проклятый фронт!
    29.
    Врачи узнали, что я мальчик, и мне всего 16 лет.
    Я по халатности не спрятал мне дорогой тот комбилет!
    «Ты комсомолец. Очень плохо, годки себе зазря писать!»
    «Я виноват, но кто-то ж должен Страну от Гитлера спасать!»
    30.
    Вот так остался, дивным чудом, брехун в строю среди солдат.
    И только возраст очень юный не дал познать ему штрафбат.
    Земля Кубанская горела, фашисты взяли Эверест!
    И альпинисты получили из рук Адольфа каждый «Крест».
    31.
    Январским днем, в свой день рожденья, когда к годкам претензий нет.
    Из рук седого комиссара он получает партбилет.
    Что б драться дальше беспощадно, что б остальных на смерть вести,
    Чтоб молодому лейтенанту с фашистом кредиты свести!
    32.
    А в небе черном свет кружится. Не даст ведь Бог звезде разбиться!
    Он Сталину дают приказ: те звезды вылить для всех нас.
    И мне одна тогда досталась. Как мало нас тогда осталось…
    И, жалко стало падлецу, всем звезды выдать на плацу!
    33.
    Кому на грудь, кому посмертно,- домой любимой отослать…
    И извиться, что посмертно их сына нужно награждать.
    Просил комбат, я знаю, дважды, и для Василия однажды.
    «Особый» сразу отказал: «Отец у немцев!»- он сказал.
    34.
    Не знал Набоченко тогда,- отца: не видеть никогда!
    Он там, где была салотопка. Упал с евреем в яму робко.
    Никто б не стал бы старика везти больного в далека,
    Он спас подполье и за то, расстрелян был недалеко.
    35.
    Вот взяли Пешт. Враг отошел. С ума чуть Гитлер не сошел.
    Потеря нефти для него – конец войне, и ни чего…
    Идут бои. Дома, кварталы, подвалы, крыши… Как устали!
    За домом – дом вперед идем. Порыв у нас покрепче стали!
    36.
    На крыше дома рота ждет, когда внизу «Тигр» поползет,
    Чтоб заманить, и снять им стресс. Вам, — двум дивизиям «СС».
    Бьем первый. Просто зажигалкой. Шестой – последний, и с смекалкой,
    Закрыли в улочке ходы. Горит германец, но никто уж не выльет на него воды.
    37.
    Летят по небу самолеты бомбить кварталы. Наша рота, пошла вперед,
    И штурману теперь забота! Где мы, где немец – не поймет!
    Комроты шлет наверх ракеты, сигнализируя: «Я — свой»,
    Смеется штурман Кобылянский: он понял кто это такой!
    38.
    Иван же тоже с Новгородки, лишь старше Коли на годки,
    И в тридцать третьем из Верблюжки бежал он с мамой, как и ты.
    Закончил летную он школу. В боях зимою под Москвой,
    Один из первых за отвагу представлен был к звезде «Герой»!
    39.
    Все тело «фаустом» разбито. Осколок в голове торчит.
    «Убит комроты!»,- еле слышно, (от слез), Невпряга всем кричит.
    Но Вася дышит. Его тело в санчасть уносят на покой.
    Идут все дальше батальоны,- никто не даст команды «Стой!»
    40.
    Стеблюк, в незнании, в Долинку напишет матери его:
    «Ваш сын погиб. Стоял геройски. Мы будем мстить все за него!»
    А офицеры аттестаты, — «сухой паек» все штаб снесут,
    И маме Фросе, аккуратно в Долинку, молча, отошлют.
    41.
    Всей мощью яростных атак — к Берлину шел простой солдат.
    А, Гитлер, Гудериан и рать отваги не могли познать.
    Погиб комдив – Герой Волошин. Не пали духом «штрафники».
    И первый памятник, отважным, поставит венгр им у реки.
    42.
    Потом забудут о «штрафбатах», когда наступит как бы мир,
    И не простят ему солдаты, хоть был когда то им кумир.
    Генералиссимус за подвиг уж больно многих «наградит»:
    По лагерям пойдут колонной те, кто фашиста победит!
    43.
    Про штрафников их внуки вспомнят, когда у Мира на виду,
    Они воскреснут журавлями в моем родном Кривом Рогу!
    И молодой, почти мальчишка, наместник в области, тогда,
    У обелиска поклянется: «Вас не забудем никогда!».
    44.
    Мы — штурмовые батальоны! Не нужно путать с «шрафником»,
    В сорок втором, под Ленинградом, создал их в армии Главком!
    И дрались те бойцы отважно, дрожал фашист, услышав их,
    Вместить их лозунги, наверно, не смог поэта этот стих!
    45.
    А мы все шли, изнемогая, вот Альпы, Эльба и салют!
    Рейхстаг повержен! Наше знамя нашло на куполе приют!
    Концлагеря. Худые люди. С последних сил к бойцам бегут.
    Освобожденные, с надеждой, что среди нас родню найдут.
    46.
    Их тоже, скоро, по этапу, на Север скопом повезут.
    «Родню?! К медведям!». Там их много покой в земле себе найдут.
    Так будет лучше: наши трупы, вот пусть они у нас гниют…
    Погоны, Славу, и Победу, Все – у народа отберут!
    47.
    Появляться внезапно люди, которых фронт тогда не знал,
    Учить всех будут, как геройски КПСС всех побеждал!
    А, Льонька, с наших, понарошку, напишет «Малая земля»,
    И я смеюсь: «Мы ж были рядом! Поверь, не помню тебя я!»
    48.
    Чьи звезды, Льоня, ты навешал, на грудь свою, вплоть до плеча?
    Признайся людям, что по пьянке, иль просто сделал сгоряча!
    А как же те, что под Москвою, собой закрыли тогда брешь? Потом Кубань, столицу Киев, Тернополь, Львов и Будапешт!
    49.
    Вот мчится в Красино Невпряга, попуткой быстро, молодцом,
    Чтоб радость подвига Победы отметить с матерью, с отцом!
    Собралось много односельцев, а многих нет среди живых,
    И мелкий дождик, как бы плачет, заморосил слезой о них.

    Отзыв от Аноним — 25.08.2012 в 04:23
  4. моя почта:kmgokz@mail.ru

    Отзыв от Аноним — 25.08.2012 в 04:36
  5. ТРИ ДНІ МИКОЛИ ТИМОФІЙОВИЧА НА КРИВОРІЖЖІ.

    Ми звітуємо тобі, Герою!

    На запрошення Криворізької міської та районної громадських організацій «Катеринославського козацтва Запорозького ім. генерала Л. Бородича» приуроченого до Дня Збройних Сил України та 67 річниці свого подвигу, за який отримав звання Героя Радянського Союзу, наше місто та район відвідав Невпряга Микола Тимофійович.
    Громадськість області його знає як голову Новомосковської міської ради ветеранів та члена президії Дніпропетровської обласної ради ветеранів.
    … Народився Микола Тимофійович в селищі Новгородка на Кіровоградщині. Батько з юнацтва працював тимчасово на копальнях Кривого Рогу, заробив грошей та сліпу клячу, як знаряддя коногона рудника. Тому й хатина в селищі була крита залізом та в скринях було що одягти родині. Виховувався патріотично, адже в родині були учасники Японської та Першої Світової війни.
    Спланована колективізації та голодомор забрав на очах семирічного Миколи діда, а пізніше прийшли комсомольці описувати будинок та все те, що було в скрині: материні спідниці, батьківські чоботи, сорочки…Все було завантажене на підводу, яку вже комсомольська сліпа кляча повезла до сільради під веселий регіт активістів. Хату запропонували звільнити до ранку, а самим в «теплі» північні краї. Тоді ще не було тієї пісні: «… Мы поедем, мы помчимся на оленях утром- рано, мы поедем чтоб увидить восходящую зорю. Кто сказал что Север крайний? – Я тебе его дарю!…». Батько та мати, як крадії, наступного ранку взяли Миколу за руку та повели до залізничного вокзалу станції Куцівка, де дочекавшись потягу добралися до станції Долинської, а потім до станції імені Кагановича в Кривий Ріг. Блукаючи привокзальним ринком зустріли балакучу єврейку, яка змилилася над родиною Невпряг та запропонувала йти з нею до селища Красіно де є робота в єврейській колонії. Так родина опинилася на телячій фермі, де мати працювала потім дояркою а батько на «різних».Звична робота на той час, яка давала змогу заробити на хліб. В материнській довідці голова Красінської сільської ради прочитав материне прізвище, яке надали новгородчани: «невістка розкуркуленого», хоч там повинно було написано: Невпряга (Тараканова) Дарія Тимофіївна, 1904 року народження. Так новгородківські комсомольці сміялися над «куркулями». Тоді активісти навіть не взяли до уваги заслуги батька Миколи — Тимофія, який воював на боці «червоних» в армії Примакова.
    В 1939 році Миколу колгоспна спільнота направляє вчитися до Дніпродзержинського технічного училища.( Це вже потім це самісіньке училище буде закінчувати Норсултан Назарбаєв – Президент Казахстану, й на 70 річчя училища вони зустрінуться щоб посадити дерева та смаконути горілки біля Дніпра). Війна завадила всім юнацьким планам на майбутнє. Страшні роки окупації запам’яталися каральними операціями окупантів та їх посібниками «калмиками».Розстріли близьких людей, особливо –нищення євреїв, які надали притулок його родині та врятували від голодної смерті…
    Визволення Криворіжжя Червоною Армією відкрило шлях юнаку розпочати військове життя та надало можливість помстися ворогові за всі ці приниження. В 1944 році 131 бригада частково влилася під Хмельницьким в склад 316-ї Темрюкської, двічі Червонопрапорної стрілецької дивізії. Тяжкі бої під Чортковом, визволення Львова, Ясько — Кишинівська операція, Будапешт…

    Неодноразове намагання взяти та утримати плацдарм на ворожому березі Дунаю бійців Червоної Армії ніяк не завершувалося успіхом. Командир відділення зв’язку Микола Невпряга в ніч з 5 на 6-е грудня 1944 року форсував Дунай плавцем (коли ворожою гарматою розбомбило пліт) щоб забезпечити зв’язком десант мого дядька — долинчанина Набоченко Василя під командуванням комбата Ф.У.Моженко. Це був перший плацдарм в Будапештській військовій операції. Робив цей 18 річний юнак в той час, коли загинув майже весь взвод зв’язку, тоді коли кипіла дунайська груднева хвиля! Юнак був впевненим що загине, а для того, щоб виконати наказу й допомогти товаришам, він прикріпив до всіх своїх кінцівок зв’язкові дроти: « Можливо відбиту руку, чи ногу приб’є до того берегу, та хлопці знайдуть дріт»,- шуткував вояк — хлопчисько. Бог допоміг, зберігши Миколу Тимофійовича від будь якої подряпини та простуди, наче Він вів юнака за руку. На правому березі Микола самостійно знищив бліндаж трофейною гранатою, де знаходилася ворожа радіостанція, прикріпив до неї свої дроти зв’язку (своя промокла) та керував вогнем артилерійських батарей капітана Гнусіна. Тринадцять ворожих контратак з трофейного кулемета відбивав Микола з залишками двох батальйонів бійців. «На вечір одяг був сухим від вогню денного бою»,- каже сьогодні Микола Тимофійович. Йому б не заздрив того часу жоден «штрафник». Його Подвиг вирішив успіх всієї Будапештської операції. Десятеро бійців батальйону стали Героями Радянського Союзу, серед яких і Микола. Вже друге подання начальника штаба батальйону Н.Ф.Орлова на присвоєння цього високого звання на командира роти Василя Набоченко залишалося без розгляду, бо моя мати, щоб успокоїти бабусю, казала що їх батько вивезений до Німеччини в період окупації, хоч був розстріляний біля Долинської разом з євреями за їх переховування …
    Тяжкі бої за Будапешт, втрата друзів, поранення, та втеча з медсанбату «до дому» (так бійці називали саме свій підрозділ), визволення полонених двох концтаборів на територій Австрії, зустрічі з союзними військами та сумісне святкування Перемоги над ворогом залишилося в пам’яті Героя як вчорашній день.
    Тому й поділитися своєю пам’яттю, дати слово підтримки сьогоднішньому поколінню молоді та ветеранам, відкинувши всі особисті негаразди, за сотні кілометрів «летить» боєць на свою батьківщину. Два роки Микола Тимофійович мріяв побачити шкільний Козацький прапор, який носить ім’я його рідної дивізії та відкрити особисто шкільний історичний музей загальноосвітньої школи № 122 створений учнівськими руками за допомогою патріотичної організації «Пошук-Дніпро», побачити дворічну шкільну«Алею Слави». Але,- зразу в рідне село, до людей та на могили своїх батьків!

    Рідні мої, красинці!

    Прокинулися ми в новомосковській квартирі Героя, що на другому поверсі будинку по вулиці Українській, о 4 годині ранку й не спали до самого від’їзду. Як його побратими – фронтовики, так і мої рідні та знайомі разом пліч-опліч пройшли ці страшні шляхи війни. Про свої «мандри» доложили по телефону в Львів командиру роти 1075 стрілецького полку, 316-ї дивізії Василю Набоченко й пообіцяли відрапортувати про все побачене після відвідин Криворіжжя йому в письмовій формі… як на фронті.
    Під керівництвом голови районної громадської організації, козачого полковника Кулієва Н.М. та заступника голови Криворізької районної державної адміністрації Тамари Семенової були проінформовані зненацька жителі села Красіно про приїзд високого гостя. 4 грудня об 11 годині радісна несподіванка вивела мешканців села за декілька кілометрів до самої Дніпропетровської траси з хлібом та сіллю в українському національному вбрані. Так вдруге, після 1932 року, простягли красінці хліб Миколі Тимофійовичу, на який краплиною скотилася сльоза Героя. Я теж не втримався…ми подумали про одне й теж.
    Вже з кордону села Миколу Тимофійовича супроводжують два десятки ветеранів – прикордонників Криворізької міської громадської організації під керівництвом голови цієї організації, депутата Довгинцевської районної у місті ради та голови районної ветеранської організації Олександра Васильовича Великоднього, радісні члени
    Катеринославського козацтва.

    У пам’ятника Слави загиблим захисникам Вітчизни Микола Тимофійович покладає червоні квіти та слухає від учнів біографії подвигів всіх тих односельців, які навіки знайшли покій в красинській землі та на полях боїв Другої Світової.

    Шкільний музей та учні-екскурсоводи вразили Героя «без шпаргалковими» знаннями історії України від козацької доби до сьогодення. «Це професори історії, а не діти!»,- запевняв мене потім М.Т. Завідуюча шкільним музеєм Мєшкова Клавдія, як мати за своїх дітей, впевнено, без хвилювань, спостерігала за результатами своєї наполегливої педагогічної праці. Спокійні були й представники району, адже рівню шкільної освітянської роботи в цьому історико — патріотичному напрямку можуть позаздрити шкільні колективи міст Кривого Рогу та Дніпропетровська, куди вони вже неодноразово приїздять за позичанням опиту.

    Смертельний, але зараз безпечний метал, зброя, сотні документів часів Страшної війни, книги та особисті речі бійців Великої Вітчизняної війни, цінна переписка з пошуковцями, чисельні фотографії та наглядні стенди зібрані в музеї здивували Героя. «Я впевнений в красинську молодь!»,- побачивши та вислухавши все, говорить Микола Тимофійович. З увагою слухали розповіді про війну всі присутні, а молодь – побажання земляка. Високі срібні нагороди з рук Героя отримали ті, хто щоденно зберігає Пам’ять та шанує Подвиг старшого покоління,- «А це і є патріотизм та любов до України!»- говорить Микола Тимофійович. Крім того, він наголосив про необхідність підтримки патріотичних громадських організацій з боку місцевої влади. «Ми формуємо завтрашній день,- це головне. Хто взавтра в крижаній воді, при необхідності, буде форсувати Дунай чи інший природній рубіж, захищаючи рідних? В мене вже намагається не слухатися права нога! А щоб її третирувати, я постою», — наголошує зрозуміло для всіх земляк й відмовляється від стільця. Радісно здивувало Миколу Тимофійовича, коли він дізнався,що головний редактор районної газети «Сільське Криворіжжя», член Національної Спілки журналістів України Тетяна Пермінова присутня в недільну годину, в першу чергу, не як кореспондент, а як активний учасник всіх добрих заходів Катеринославського козацтва протягом трьох років.

    .
    Герой, який є Героєм для всіх держав колишнього Радянського Союзу, виразив особисту вдячність голові сільської ради Ользі Багінській та Клавдії Мєшковій за турботливий догляд батьківських могил, куди за віком та станом здоров’я не може постійно приїздить щоб вклонитися тим, хто дарував йому життя ти виховав. Присутній поруч, я в думці цитую Михайла Родинченко: «Сюди не раз приходимо на спомин, та голови схиляєм в каятті, що мало так і ласки, і любові своїм батькам даруєм при житті…». Що в думках було у Героя, то це знає тільки він. В кінці зустрічі Микола Тимофійович передав особисту подяку голові районної державної адміністрації Позивайло Олександру, який в супереч своїх бажань не зміг бути присутнім на зустрічі, але особисто передав п’ятитомник літопису «Свіча Пам’яті» де увіковічені життєві подвиги його покоління, його близьких та знайомих.

    Як пам’ять про зустріч з земляками Герой фотографується на фоні прапора, який носить ім’я його дивізії, запозиченого у школярів 122-ої Криворізької загальноосвітньої школи Саксаганського району,- дивізії, яка першого його складу була Панфіловською й отримала першу велику перемогу під Москвою… «Красинське юнацтво повинно мати свого прапора»,- зауважує на мою адресу Микола Тимофійович. «Обов’язково виконаємо, товариш Герой Радянського Союзу!»- відповідає з кавказьким доброзичливим акцентом Навруз Кулієв, який з самого початку зустрічі вподобався своєю дисциплінованістю Миколі Тимофійовичу та козацьким прозвищем «Мармеладович».

    Особисті спілкування та спогади.

    «Давай виберемо час та поїдемо на батьківщину, в Новгородку де ви народилися»,- пропоную я Миколі Тимофійовичу. «Одного разу я там був до війни, коли довідка потрібна була мені в училище, та й все! Ні я, ні мати, ні батько туди не їздили більше після принижень, пограбувань на посмішок над нашою родиною, хоч там мешкали (та мабуть і зараз мешкають) наші далекі родичі. Мені все ще й зараз сниться наша дерев’яна скриня з батьківською одежиною, наче вона й досі в селищній раді стоїть, а мене не шукають 80 років пошуковці й колишні комсомольці щоб віддати. Бачу ві сні «павликів морозових» з червоними галстуками, які ходять по двору та штрикають активно, по – піонерському, товстими дротами перегній та подвір’я щоб знайти прихованого мною буряка. Бачу батька, який зі скрині дістає родину одежину та складає в дерев’яного чемодана, а голодна мати з сльозами проводжає його на залізничну станцію Куцівка. Це вже потім я дізнався, що батько потайки їде в Білорусію чи то на Західну Україну міняти вишиванки на харчі… Ось чому я хочу щоб в селі Красино мене вважали земляком. Там, в Новгородці, я помер з татом та мамою, а в Красиному народився вдруге на коров’ячій фермі (точнісінько за біблейським сюжетом!). Якби ми тоді до ранку не втекли з села, то як мільйони інших, серед яких також могло бути багато Героїв Радянського Союзу, опинилася на Крайній Півночі… Навіть сьогодні новгородчани не цікавляться мною, а в місцевому музеї, мабуть, говорять про те, кого родила їх земля…, а можливо не хочуть повертати мамину скриню…Рік тому до мене приїздив Олександр Вілкул,- молодий губернатор нашої області. Він знайшов де я живу, був у моїй квартирі, немовби син. Надав допомогу особисто,- 50 тисяч гривень. Вислухав по-синівські… Новгородці — ні ! Хіба їм потрібен син «невістки розкуркуленого», хоч і Герой Радянського Союзу… Цікаво, хто зараз вранці ходить батьківським подвір’ям ? Після Перемоги, мені надали відпустку на батьківщину, продовжує М.Т. Я поїхав в Красино. До війни там мешкало переважно єврейське населення… Фашисти винищили по – звірячому всіх, мов помийних собак!…Мені зараз щось приховувати нічого,- не в моєму віці. Крім того, фашистська, а потім і радянська ідеологія зневажливо виховувала в населення неповагу до цього та інших народностей. Вже в радянські часи виникло таке визначення, навіть на Україні, «не руський». Тобто не такий як потрібно. Йшло до того, що поняття національної належності людини повинно визначитися остаточно: «радянський», або «нє совєтський человек». Або,- «рєдіска», тобто: зверху червоний, а в середині білий та гіркий! Часто ці люди міняли свої паспорти, щоб в графі «національність» був запис: «руський». Знаходячись в селі у батьків, одного дня на вулиці я стрів вісімнадцятирічного єврея, обідраного, на зразок сьогоднішнього «бомжа». Я ще здивувався: яким чудом зберігся юнак? Серце зжалося більше ніж в грудневій воді Дунаю в 44-му! За що?! Це ж той народ, який врятував в 32-му мене та батьків, давши хліба та притулок! Вже через день я особисто повіз юнака в Криворізьку танкову дивізію, де зловживаючи Золотою Зіркою Героя, у командира (на той час) полку Івана Герасимова влаштував його особистим водієм командира полку, «призвавши» його в армію. На перший погляд якась кумедна історія, але вона змінила життя людині. Хотілося, Саша, взнати подальшу долю цього юнака, або його нащадків. Дуже хотілося… Як будеш писати розповідь, то згадай цей випадок. Мені хочеться знати наслідки свого «зловживання». Коли ж людство зрозуміє те, що не від національності залежить характер людини та її вчинки, а від його душі залежать вчинки?. Захоплюючись історією України потрібно знати, що на Запорозькій Січі серед козацтва значна частина була не українського походження, але всі вони себе вважали побратимами. Цю частину складали поляки, росіяни, литовці, білоруси, татари, турки та євреї, а переважну — українці, які й давали приклад єдності та християнській моралі. Після місячної відпустки 45-го я поїхав в місто Хуст, Закарпатської області продовжувати строкову службу. Війна – війною( тоді вважалося), а мирна строкова служба є священний обов’язок, хоч і війна була Священна. Так я прослужив до 1951 року начальником дивізіонних майстерень, де командири взводів – лейтенанти, були міні підпорядковані, а я, старшина, командував ними». «Давай побуваємо взавтра в бригаді Внутрішніх Військ. Я на них кажу «мишакінці», бо командиром, а потім заступником командуючого ВВ був мій друг — Микола Мишакін. Він з самого Хуста»,- уговорюю М.Т. я. «Як накажеш, я в тебе в гостях, і нам доповідати разом моїм бойовим друзям та твоєму дядьку Василю. Крім того я поважаю працівників міліції, адже мій друг командир взводу кулеметників, Герой Радянського Союзу Саша Косицін був поруч зі мною в тому бою, а потім став міліцейським генералом й працював до останнього в Академії МВС СРСР, став письменником та професором. Він же є автором книги «Історія міліції СРСР», — доброзичливо усміхається мій гість та наставник. З сумом я розповідаю про родину Мишакінів, нашу міліцейську співпрацю, та всі сумісні життєві історії. Співчуває М.Т. близьким свого тезки, адже ще не пройшло й місяця, як сам втратив кохану дружину…Їдучи поблизу станції Коломойцево в супроводі жіночого колективу – козацьких берегинь Людмили Соколан, Маші Ярошенко, Ніни Сметаніної та Терези Лук’яненко я розповідаю історію виникнення цієї станції, коли п’ятеро найкращих майбутніх випускників –«червоно дипломників» Дніпропетровського інституту залізничного транспорту, серед яких був Василь Набоченко, за наказом самого Й.Сталіна розробляли проект її створення в секретному вагончику на ст. Долгинцево, й цей проект був їх дипломною роботою. Читав особисто економічне обґрунтування проекту дядька Василя. «Так, що особистий вклад бійців «316-ї» є і на Криворіжжі, хоч вони й не визволяли це місто від супостата»,- говорю товариству. Знавці знають добре економічне підґрунтя існування цього залізничного вузла для Криворізького гірничорудного басейну.
    «Що ж говорить ваше незвичне прізвище Микола Тимофійович?» — питає сотник Володимир Ревун. « Я вважаю, що воно походить з козацьких прозвищ. Були ж такі козаки, які не сідлаючи збруєю коня, могли добре впоратися з ним. Це вдавалося тільки спритним характерникам. Не дивно, що в мене в старшому родовому поколінню були власники конюшень та жокеями, торгували чистокровними кіньми»- чітко відповів наш дорогий гість.
    Задоволений тепличним, домашнім прийомом, українською дівочою піснею козацьких берегинь, Микола Тимофійович в кінці зустрічі сказав: «Я знайшов нових друзів та щиро радий, що все відбулося по – домашньому, не примусово, по – родинному. Я неначе знову побував малим серед батьків та сельчан, адже душа не знає віку. Все було сьогодні щиро, не адміністративно — приховано!».

    5 грудня.

    Вже з самого ранку молоді бійці Внутрішніх Військ військової частини 3011, яка розташована біля площі імені 30 річчя Перемоги в Саксаганському районі поблизу кафедрального Спасо — Преображенського собору Криворізько — Нікопольської єпархії чекали Героя, щоб вислухати цікаві розповіді «з перших уст» та набрати заряд бадьорості на подальшу службу. Під’їдаючи до військової частини Миколу Тимофійовича вразили Пам’ятний годинник, де увіковіченні імена криворожан — учасників бойових дій Великої Вітчизняної війни. «Поєднання часу та прізвища героїв по-філософському поєднано автором. Потрібно виховувати молоде покоління, що цей перебіг часу не зупинився в їх пам’яті, а годинник повинен на поминати їм про це»,- зауважує ветеран на нашу адресу.

    Молоді воїни – слухачі, які зібралися в актовому залі, з зацікавленням слухають розповіді Героя Радянського Союзу про ті часи, коли він, тоді їх однолітка, з озброєнням та 16 кілограмовою радіостанцією на плечах долав вплав холодний Дунай. Долав щоб перемогти та виконати Присягу. Зауважував Микола Тимофійович і на тому, що багато його товаришів після війни продовжили служіння своєму народові одягши міліцейський мундир, а Герой Радянського Союзу Саша Косицін,- став міліцейським генералом, доктором історичних наук, професором Академії МВС СРСР, яку з успіхом закінчив перший з криворожан полковник Ярослав Дацько. «Книга Олександра Косиціна, як письменника та професора про історію міліції з особистим його підписом передана до музею історії міліції Кривого Рогу вашим ветераном»,- і показує перстом в мій бік. Про підтримку нелегкої служби саме воїнів правоохоронних органів з боку ветеранів та громадської організації, яке носить ім’я міліцейського генерала та державного діяча Леоніда Бородича говорить ветеран вчорашнім юнакам, а сьогодні вже захисникам Вітчизни.

    Розповідь про шляхи свого життя вражали молодих бійців, а ще вони дізналися про те, що він є обласним наставником всіх первинних організацій «Катеринославського козацтва Запорозького імені генерала Леоніда Бородича», яка , виключно, займається патріотичним вихованням молоді, дослідженням історії та підтримкою правоохоронних органів. Він під черкнув: «Мало хто з криворожан сьогодні знає, що в 1924 році в селі Суходольському Долинського району в 16- ти кілометрах від місця мого народження, народився Алексієнко Олександр Минович — рідний дядько Леоніда Бородича. Як і наша родина, вони в голодні 30-ті роки тікають до Кривого Рогу де мешкають на Зеленому містечку. На початку війни Сашко, як робітник заводу «Комуніст» був евакуйований до міста Нижній Тагіл Свердловської області, працював на металургійному заводі. З жовтня 1942 — на фронті. За подвиги в боях на Південно-Західному напрямку нагороджений орденами Червоної Зірки, Слави ІІІ-го ступеня, медаллю «За відвагу». В червні — липні 1944 року відзначився у визвольних боях в Білорусії. 26 червня переправився на плоту через р. Дніпро і кулеметним вогнем підтримав переправу підрозділів. 28 червня відбив дві контратаки, знищив 45 фашистів та автомашину. 2 липня першим форсував р. Березіну і знищив 135 гітлерівців. За чотири дні важких наступальних боїв особисто знищив 200 ворожих солдатів та офіцерів. Указом Президії Верховної Ради СРСР від 24 березня 1945 року старшому сержанту Алексієнко Олександру Миновичу присвоєно звання Героя Радянського Союзу. Тобто,- одним Указом зі мною! Після демобілізації жив у Кривому Розі, працював на заводі «Комуніст». Похований у парку металургійного заводу саме 5 грудня 1945 року. Саме в день сьогоднішньої зустрічі 66 років тому. Мене радує те, що мої друзі, які запросили мене до Кривого Рогу постійно підтримують стосунки з родиною Бородичів».

    Невпряга Николай Тимофеевич
    25.12.1925 -
    Герой Советского Союза
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронтах борьбы с немецкими захватчиками, проявленные при этом геройство и отвагу, красноармейцу Невпряге Николаю Тимофеевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4879).

    Алексеенко Александр Минович
    15.03.1924 — 05.12.1945
    Герой Советского Союза
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, старшему сержанту Алексеенко Александру Миновичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 7247).

    Вітати молодих воїнів військової частини, які сьогодні складуть священну Присягу служінню народу України крім Героя Радянського Союзу М.Т. Невряги, прийшов і дитячий церковний хор Спасо – Преображенського кафедрального собору, адже Присяга є священна й повинна відповідати своєму статусу. Я подумав про себе: « Саме в цей день 40 років тому я приймав першу Присягу під Москвою в день коли святкують річницю контрнаступу під столицею колишньої спільної нашої Батьківщини»…

    Зустрічі з криворожанами та знайомство з нашим містом продовжилися.
    Чудовий дерев’яний храм «Святої Тетяни», що по вулиці Мелешкіна сподобався Миколі Тимофійовичу. «Це мабуть твоя дружина Тетяна ходить до цього храму?», цікавиться гість. «Ні, ми ще в ньому не були, бо збудований він нещодавно на прохання студентської молоді міста. Раніше ми мешкали поруч, а зараз мешкаємо в тому місті де я показував вчора нові житлові дев’ятиповерхівки на мікрорайоні «Східному -3», які в короткий термін збудували наші наставники під керівництвом генерального директора «Криворіжіндусбуду» депутатів Миколи Земляного та його заступника, козачого полковника Олександра Березовського. Сьогодні побуваємо в їх підшефній школі № 87, що в Довгинцевському районі нашого міста»,- відповідаю я.
    Біла «Георгіївської дзвіниці» збудованої на честь переможців в Великій Вітчизняній війні Микола Тимофійович просить Новруза Кулієва зупинити машину і ми довго розповідаємо про історію побудови цього храму. Бажання ветеранів та місцевої влади на відзнаку подвигу старших поколінь зустріли неабиякий супротив окремих осіб в місті. Комусь завадив дзвін, а комусь історія спільної перемоги всіх народів колишнього Радянського Союзу, яка принесла визволення всім народам Світу, в тому числі й німецькому… Знайомлю з своїми публікаціями на підтримку зведення храму та особливо підкреслюю,: «Це знову ж справа рук колективу М. Земляного та О. Березовського, — одних з керівників нашої громадської організації. Найкращі будівельники нагородженні нашими громадськими срібними відзнаками за цю працю. Розповідаю особистий внесок цих керівників не лише в побудові храму, але й виготовлені дзвонів до дзвіниці та цитую слова пісні однієї з переможців Третього Всеукраїнського конкурсу бардів, що відбувся цього року на Кіровоградщини за нашою підтримкою – нашої криворожанки Емілії Мельник, які я переклав на державну мову:

    «То дзвоновий спів, то знову салют
    Бузьками земля зустрічає,
    Навколо співають військові пісні,
    Весь світ Перемогу вітає.
    Подвиг батьків пам’ятайте завжди,
    Сумуйте про всіх наших близьких,
    Бо все що лишилось нам всім від війни -
    Лиш братських могил обеліски.

    А роки летять, як посланці біди,
    Відкривши загоєні рани,
    Так боляче бачить, як сякнуть ряди,
    Уходять від нас ветерани.
    Стискається серце, з обличчя біжать
    Солонії сльози печалі.
    Та все що лишилось від батька мені -
    Три ордена, стільки ж медалей!

    І знову їм в бій, де: «Ні кроку назад!»
    Як в Ставці Верховний вважає,
    Де хрипом кричить скрізь розриви комбат:
    «Бійці! Двох смертей не буває!»
    Вічна вам пам’ять,- нашим батькам,
    Та тяжко нам всім зрозуміти:
    Що свято «9-го Травня» все ж є!,-
    А хтось його хоче десь діти…»

    «Які слова! Яка пісня! Он, і комбат з автоматом неподалік від дзвіниці перед атакою, піднявшись на повний ріст кричить, закликаючи бійців «крутити» своїми чоботами земну кулю на схід та йдучи впевнено на захід…»,- слізно вимовив той, про кого пісня та кому – дзвіниця.

    Покладання квітів до «Обеліску штрафним батальйонам» на привокзальній площі станції «Червона» в Дзержинському районі міста, після хвилини мовчання пригадало Герою події форсування Дунаю. «Правильно, Сашко, ти описав в своєму нарисі «Другий в світі» роль штрафних батальйонів в тій проклятій війні… Захопивши перший плацдарм на Дунаї ми шокували ворога. Деблокуючи оточення ворога бійці цих батальйонів йшли з боями через сполошний вогонь паралельно другим берегом. Йшли разом з нами й частини військ Угорської армії, які перейшли на наш бік. Саме героїзм цих бійців побудив угорський народ вже в березні 1945 року, за два місяці до Перемоги, вперше увіковічити в обеліску заслуги «штафників».

    Криворізький районний відділ МВС.

    На прохання начальника Криворізького районного відділу внутрішніх справ Дніпропетровської області ми відвідуємо цей правоохоронний заклад. Керівництво розповідає про роботу чергової частини, реагування на повідомлення та заяви громадян про допомогу, а коли черговий намірився відкрити ще й кімнату для тимчасово доставлених правопорушників,- Микола Тимофійович (чи то в жарт, чи то серйозно) упередив: «Не відкривай, бо порозбігаються як таргани. Потім не збереш!». Я чомусь також засміявся, бо в голову зразу пішла щоденна телевізійна «картинка» Лукянівського СІЗО, депутати з коровою біля Кабміну та Верховної Ради, та обличчя бажаючих повипускати головних хабарників, колишнього міністра «пиволюба», й ледь не новим Героєм України (як Микола Тимофійович) депутата – мисливця Лозинського. Коли ввечері я розповів про це Миколі Тимофійовичу, то він також думав в той час про це самісіньке. «Який я не є дивикуватим, кажу йому, але я б ніколи не додумався б з коровою йти до Верховної Ради, чи то Кабміну. Що тому депутату дома кажуть його діти та жінка? Що їх дітям кажуть в школі товариші по парті, побачивши батька, котрий тягне корову Києвом?»,- зауважую я. «Саша, сміється також М.Т., все просто,- на майбутніх виборах кожен розраховує на свій електорат. Так можна легко за результатами виборів вирахувати кількість людей з таким діагнозом в Україні».

    Дякує Герой Радянського Союзу особовий склад міліцейського підрозділу районної міліції за їх не легку міліцейську, вкрай потрібну, службу й задоволенням слухає Новруза Кулієва про безпосередню участь працівників цього підрозділу в патріотичних заходах районної організації по патріотичному вихованню молоді в Криворізькому районі. Це і презентація і освячення картини – наказу Президентові, створеної руками члена Національної спілки художників України , козацьким осавулом О. Козарецьким разом з дітьми, що відбулася цієї Покрови в Криворізькій № 122-ій, Широківській та Лозуватській загальноосвітніх школах, це конкурси в Радушнянській школі: «Тато, мама, я – дружня сім’я», «Мистецька перлина» — в Веселівській загальноосвітній школі, «Всеукраїнському конкурсі наукових та творчих робіт» в Лозуватській загальноосвітній школі № 1 та багатьох інших заходах . Грошові та дипломні нагороди за рахунок громадської організації отримують не лише учні Криворіжжя, але й ті, хто приїхав сюди з усіх куточків України. Задоволений залишився Герой співпрацею правоохоронних органів з громадською організацією та шкільними закладами.

    Школа № 87.

    Несподівана та радісна зустріч учнівського та педагогічного колективу Криворізької загальноосвітньої школи № 87 Довгинцевського району міста, які вже рік прагнуть носити ім’я Григорія Гутовського та направили своє звернення до міської ради, маючи козацького прапора з цим іменем, Богородицею та Гербом міста, радісно шокувала високого гостя.

    Діти вітають його щирим прийомом в українському національному, козацькому та військовому вбрані. Під звуки державного Гімну України, а потім козацького маршу, до шкільного актового залу вносяться прапори. Директор школи Тетяна Бабенко наголошує, що вперше за всю історію школи вони зустрічають такого високого гостя.

    «Ще до війни, коли я був таким як ці учні, а на місті школи були колгоспні поля, я бігав босоніж з села Красино на станцію Довгинцево в клуб дивитися кінофільми: «Веселі хлоп’ята», «Чапаєв» та також після перегляду кінофільму побігки повертався до дому. Так що, ці місця мені знайомі з дитинства. Але, їх зараз не впізнати», — звернувся до присутніх ветеран.
    «Для того, що завжди бути готовим до здійснення подвигу потрібно добре вчитися, поважати своїх батьків та добре працювати. Любов та повага до батьків, знання історії свого краю, всієї України – це і є патріотизм, вихований в собі. Щоб передбачити завтрашні події потрібно знати вчорашні », — наголошує ветеран.
    Розповіді про війну, подвиги мільйонів солдат та офіцерів в роки страшного іспиту, особисті військові пригоди,- збагатили знання учнівського та педагогічного колективу цього чудового шкільного закладу.
    Вже потім, після урочистостей в актовому залі, я гостю розповідаю, що в цьому шкільному закладі я неодноразово бував на урочистих учнівських заходах з керівництвом відділів освіти, молоді та спорту міськвиконкому, а самі учні активно приймають участь в екологічних та природоохоронних заходах нашої громадської організації, відвідують разом з нами художні майстерні відомих художників І. Авраменко, О. Рябоконя та О.Козарецького, міський історичний музей, міський виставочний зал…
    В цій школі бувають разом з нами ці художники та поети: Інна Доленик, Любов Баранова, Григорій Туренко, Ольга Валенська та багато інших, серед яких є члени нашої громадської організації. Їх книги, як і літератора Бориса Гутовського, є в шкільній бібліотеці та музеї. Тут неодноразово бував разом з нами й голова міської ради ветеранів М. К. Дабіжа, який власноруч чорноробом копав ямки та садив дерева на шкільному подвір’ї з дітьми минулого року. Микола Тимофійович переконується в цьому відвідуючи шкільний музей де є не тільки книги поетів та літераторів, а й великі кольорові фотографії всіх тих, про кого говорив я йому. Вони зображенні разом з учнями на фізичних роботах при насадженні молодих дерев. На стендах він бачить учнів та вчителів загальноосвітніх шкіл №№ 87,122 та 125 на святі Покрови разом з мамою та сестрою Леоніда Бородича на Кіровоградщині с козацькими прапорами, на святі відкриття пам’ятника козаку Рогу, в художніх майстернях митців та міському історичному музеї. Це дає змогу нашому екзаменатору в подальшому вірити нам на слово про наші справи, адже хочемо ми йому звітувати чесно в триденний термін,- без будь яких прикрас. Та й наміру такого ми не мали, бо робимо все це за свій кошт та підтримки одного трудового колективу міста Миколи Земляного, подаючи приклад іншим громадським організаціям не бігати з протягнутою рукою до міського бюджету, який, насамперед, потрібний лікарям та вчителям…

    Виступ фольклорного художнього колективу школи своїми піснями, танцями та віршами, як перебіг історії нашої держави перекидом її сторінок від Ярослава Мудрого, козацьку годину, Страшну війну та сьогодення показав Герою відмінний рівень виховної роботи учнів. Сумісний обід, розповіді учнів про їх значні перемоги в різноманітних міських, обласних та Всеукраїнських конкурсах, особливу турботу депутатів Миколи Земляного та Олександра Березовського, про «їх» шкільний заклад радісно вражав гостя. «Все розкажу та покажу в Новомосковську. Я покажу їм приклад роботи криворожан!»,- наголошує з усмішкою задоволеної людини Тимофійович.

    Діти тулилися, немовби до батька, чи матері на погруддя того, хто рятував в свій час майбутні покоління,- їх.

    А на прощання з шкільним колективом Герой Радянського Союзу відзначив берегиню Тетяну Бабенко срібною нагородою громадської організації.

    Зустріч з ветеранами Довгинцевського району.

    Ветерани Довгицевського району міста Кривого Рогу, де ще до війни працював головним інженером хлібозаводу двоюрідний брат Миколи Тимофійовича, на дорогого гостя чекали зранку. Адже ще вчора, 4 грудня, голова районної ветеранської організації Олександр Великодний та завідуюча міської бібліотеки № 15 Валентина Осика отримали в селі Красино від нього обіцянку відвідати цей заклад.

    Щирою українською козачою піснею, в гарненьких вишиванках, з хлібом та сіллю вони зустріли Героя біля воріт закладу.

    Бойовий офіцер – орденоносець, пісняр та поет Сухоруков Валерій, який пройшов шляхи трьох чужих українству воєн (їх звикли називати воєнними конфліктами) обнімається в привітанні з Героєм та дарує йому пісні на свої слова в особистому виконанні. Зустріч з головою міської громадської організації Героїв Соціалістичної праці, як двох поколінь героїв, особливо підкреслило госте приємність громадськості нашого міста.

    Воєнний комісар підполковник Василенко Ігор Борисович звітує Герою про всі заходи військових по патріотичному вихованню молоді, її підготовку до служби в Збройних Силах України.
    Присутні на зустрічі з ветераном вихованці будинку «Пролісок» з цікавістю слухають дорогого гостя та за його розповіді про свій подвиг, та Подвиг мільйонів таких як він,- дарують йому на згадку свої малюнки.

    Чисельні публікації про свою рідну 316-ту Двічі Червонопрапорну, Темрюкську стрілецьку дивізію, тексти дивізіонних пісень того часу, з якими пройшов шляхи Страшної війни, дарує Микола Тимофійович бібліотеці та хору ветеранів.

    При цьому він зауважує з посмішкою: « Коли заспіваєте моїх пісень,- я обов’язково знову приїду до вас, щоб знову почути через багато років. Адже в цих піснях моя шалена, обкута війною молодість!». Ветерани обіцяють виконати прохання — наказ Героя.

    За громадські заслуги в патріотичному вихованні молоді Микола Тимофійович вручив срібну козацьку нагороду голові Довгинцевської районної у місті Кривому Розі ветеранської організації Олександру Великодному, а

    Отзыв от Аноним — 25.08.2012 в 04:47
  6. Продовження мандрів: квітень 2012 року.

    На Батьківщину! Олександр Іванов.

    Перша зустріч.
    Вражені особливою увагою Героя Радянського Союзу Миколи Тимофійовича Невряги, копія прапора дивізії, в складі якої йшов до Перемоги Герой, зберігається в їхньому шкільному музеї, учні загальноосвітньої школи № 122 Саксаганського району нашого міста брати Мартиненки Ян та Євген, Бердик Владислав, Лебедик Олексій, Ярослав…Протченко Владислав, Найкус Дмитро,та інші на моїй з ними особистій секретній нараді без батьків та вчителів, виріши напередодні великого свята Перемоги знову запросити до себе в гості Миколу Тимофійовича.
    Я, запропонував на їхні умови,- свої. Ці умови ні батькам, ні вчителям до нині не відомі.
    Розуміючи велику відповідальність перед шкільним юнацтвом за брехню дорослих, яку вони щоденно бачать по телебаченню, я дзвоню до свого дядька Василя Набоченко до Львова: » Мені якось незручо вдруге запрошувати в далеку дорогу твого підлеглого, а дітям вже пообіцяв! Ти ж його командир,- то й віддай йому такого наказу…», благаю людину, яка донині носить в погруддях та голові три металеві кулькі від «Фауста». » Сам би приїхав,та ти бачиш який в мене стан та вік, але такого наказу я йому надам. Провірю через 67 років його дисциплінованність!»
    Бойова дружба, дисциплінованність та відчуття відповідальності за патріотичне виховання сьогоднішнього молодого покоління співвітчизників учасників тої проклятої людством війни, примушує інваліда першої групи, Почесного громадянина міста Новомосковська та нашого козацького генерала-наставника Миколу Тимофійовича знову їхати далеко від дому в триденну подорож розповідати про те, що сьогодні потрібно зберегти, підставивши своє плече Президенту.
    «Саша! Дзвонив мені Вася. Я зрозумів все. Коли приїдеш за мною?»,- почулося мені в телефону трубку. «28-го чекай на мене. Діти тебе чекають.»,- дружньо відповідаю Герою.
    І ось,- вже рідна Миколі Тимофійовичу школа та учні. Шкільний музей та шкільна бібліотека, козацький прапор 316-Темрюкської, двічі Червонопрапорно їстрілецької дивізії його знову, та знову вражають. Діти почали вірити дорослим, та горді перед вителями, що до їхнього прохання прислуховуються навіть Герої Радянського Союзу.
    Присутнім я розповів при вчителях та Миколі Тимофійовича, як на моє, та таких як я 13-ти річних Долинчанських розбишак прохання, в далекому 1967 році з під Ленінграду приїздив на зустріч двічі Герой Радянського Союзу Мазуренко. Вони уважно та з подивом знову почули в вуст Героя про його подвиг в час проведення Будапешської військової операції в грудні 1944 та січні и1945 року, про ті холодні грудневі хвилі Дунаю, про той перший плацдарм на ворожому березі та друзів, яких забрала на віка війна й чужа земля…
    Діти з дивування почули з вуст дідуся (прадідуся), що він планує дводенну свою поїздку на Кіровоградщину, що б побувати в шкільному колективі свого командира, знайти в Новгородці дідову криницю, щоб після проклятого світом 1933 року вперше напитися тієї — своєї води, знайти своїх родичів, котрих не бачив 79 років, та подивитися те місце, де від голоду та серцевого болю впав намертво дід Макар під сміх місцевих комсомольців. Голос Героя здригається, а рука, вільна від палиці, прибирає сльозу… По виразу облич малечі дорослі читають: « Діду! Ми ще малі! Ось ми тільки — тільки підростемо, то й заступимося за тебе та твоїх товаришів! Обов’язково заступимося!». Ми,- дорослі, ніяковіємо при такій розшифровці поглядів малечі та старика, відчуваючи справедливий сором за сьогоднішній безлад, направлений на роз’єднання українського суспільства. Молоді козачата пишаються своєю розповіддю про малювання картини з художником О. Козарецьким для Президента в дарунок та сплати йому за неї 2600 гривень, та стільки ж на її презентацію; про дворічне висадження молодих дерев в місті та районі з полковником Н.Кулієвим та директором школи Н. Федориновою; про відвідини найкращого шкільного музею в селі Красино, де виростав майбутній Герой; про своїх криворізьких наставників М.Земляного та О.Березовського; про таки же шкільний козацький колектив загально освітньої школи № 87 де директором Т. Бабенко. « Знаю я добре цей колектив! Я там вже бував. Там такі ж добрі та талановиті діти як і ви»,- перебиває їх Микола Тимофійович.
    На вічну пам’ять про зустріч діти фотографуються, а я в думці роблю співвідношення: « Яка це пам’ять!, та бачу свою тітку 11 річною біля Серго Орджонікідзе на дамбі «Дніпрогесу» при його відкритті».
    Друга зустріч.
    Колектив ПАТ « Криворіжіндузбут», який очолює наш надійний наставник, Заслужений будівельник України, Почесний громадянин міста Кривий Ріг та депутат міської ради №1 Микола Федорович Земляний, зі своїм заступником, козачим полковником та депутатом Довгинцевської районної у місті Раді Олександром Березовським, для зустрічі колективу з Героєм з начальниками всіх будівельних управлінь підприємства, з представниками профспілкових комітетів та молодими будівельниками, з нетерпінням чекали того, хто навіки ввійшов в світову історію Великої Вітчизняної війни. Чекав цієї зустрічі і сам Герой, бо за доручення Малої Ради громадської організації, за свій особистий кошт, як членські внески, заслужено мусив нагородити цих двох керівників позолоченими козацькими хрестами.
    В актовому залі головного управління будівельного підприємства цікаво здивували Миколу Тимофійовича кольорові фотографії його біля пам’ятнику штрафним батальйонам на площі станції «Червона», при нещодавньому розпиті кави в своїй Новомосковській квартирі з головою Дніпропетровської обласної державної адміністрації О. Вілкулом та багато інших.
    Місцеве телебачення бере інтерв’ю у гостя нашого міста і всі присутні «з перших вуст» чують розповідь про «Перший дунайський десант».
    Задоволений молодим колективом будівельного управління та увагою самого М.Земляного й О. Березовського до молодих кадрів, Герой урочисто вручає особисто їм високі нагороди. Завжди скромний до нагород, М. Земляний, за своїм козацьким правом, що існувало з далеких часів, пере нагороджує голову профспілкового комітету підприємства й зауважує на тому, що саме весь колектив (його родина. авт.) підтримує патріотичний рух серед молоді в шкільних та професійно — технічних закладах міста.
    Проводжаючи Героя в подорож до своєї батьківщини, колектив вручає йому подарунки на згадку про зустріч, та всіляко допомагає йому, щоб ця подорож через 79 років була для нього зручною.
    Третя зустріч.
    Ця зустріч з трагічним минулим , для Миколи Тимофійовича, турбувала ще з першим грудневим тогорічним його перебуванням в Кривому Розі. Це зустріч з відомим, але не належно оціненим скульптором Анатолієм Ярошенко, який залишив місту не повторні свої художні роботи: «Пам’ятник «афганцю» в міському сквері, та «Теплушку — вагон» 45-го» по вулиці Пушкіна. Там його вже чекали вдова Анатолія Ярошенко — Соколан Людмила з дочкою Ярошенко Мариною, які вже добре раніше знайомі по спільній громадській патріотичній роботі.
    Щоб залишити на пам’ять фото воїна-інтернаціоналіста та твір рук козака А. Ярошенко, до нашої громади збігаються школярики-початківці сусідньої школи, бо розуміють: такого фото в них вже не буде ніколи! Дивуються вчителі-вихователі ініціативою свого малечого «війська», й ледь поспішають слідом за ними.
    Марина Анатолівна радісно повідомляє свого наставника, що їй доручено в якості режисера дводенне супроводжування Миколи Тимофійовича по Кіровоградщинні. Той задоволений, що участь в таких мандрівках з ним Маша вже брала раніше, й відеоматеріал для майбутнього восьмисерійного фільму в співавторстві російських та угорських режисерів вона збере професійно.
    Четверта зустріч.
    На прохання надійних членів нашого громадського об’єднання, які особисто допомагають нам в роботі по вивченню історичної спадщини нашого краю, та всіляко підтримують організацію своїми членськими внесками, Микола Тимофійович їде до колективу місцевого телебачення «Рудана», яке він добре знає по працям вічної Ольги Чистякової… Там його чекають особисто завжди привітливі та вродливі своєю посмішкою Ірина та Вікторія. Приїздить до подвіря телецентру й давній знайомий по совісній праці облраді – голова Криворізької міської ради Юрій Вілкул зі своїм заступником. Дружня зустріч, та несподівана зла звістка про вибухи та дестабілізацію громадської обстановки в місті Дніпропетровську, була для нас всіх не такою як того бажалося.
    Вікторію Симкіну я представляю Герою як таку, що минулого року з історичним режисерським дослідженням вона побувала вже на його батьківщині в селищі Новгородка, а ще раніше, три роки тому, вона нагороджена козацькою нагородою. Тому й повів себе Микола Тимофійович при інтерв’ю з Вікторією в кабінеті Ірини по-домашньому, не примусово, як серед своїх. Самі події грудня 44-го, коли Микола Тимофійович в вісімнадцять років «брав» перший плацдарм Вікторія знає добре з моїх книг та публікацій, але ця розповідь сьогодні потрібна всім нам з вуст самого Героя. Ми всі розуміємо, що сьогоднішні «герої» повинні побачити та почути саме його, а не рвати в скруту годину чужі тільняшки й водити по голо льоду Києвом примусово корову, забувши прикріпити до копит ковзани. «Я не показую скалічену в юність голову та ноги, не лежу на судовій лавці та не кляну молодого суддю за свої негаразди, не кличу своїх колишніх ворогів допомогти мені та вилікувати те, що вони мені поробили в 45-му! Всі знають яким чином, та де, збагачувався їх медичний досвід… Я таких два концтабори звільняв від батьків сьогоднішніх німецьких професорів медицини! Яке вони мають право тинятися з своїми вимогами по нашій землі сьогодні й вчити нас всіх своєї демократії! Вони, мабуть, вважають, що я та мої друзі давно померли! Ви ж бачите, що я разом з вами» — вже потім дрижачим голосом скаже нам ветеран. Від відверто суворо сказаного Миколою Тимофійовичем Наврузу, Маші та мені стало до болю соромно. Такий докір 18-ти річного юнака, якого змінив лише тілесно час, був по — філософському справедливим та вірно адресованим нашому поколінню українців. Тільки під вечір в моїй квартирі, після «рапортування» командиру до Львова, дружина Тетяна своїм спілкуванням з Миколою Тимофійовичем на кухні повернула настрій нашому дорогому гостю, бо його дружина також була швейною працівницею. Одна тема для балачок перед ранішнім від’їздом на Кіровоградщину зблизила і їх. Навмисно відволікаючи Миколу Тимофійовича від останніх телевізійних новин, щоб він не нервував про сьогоднішню звістку о вибухах в Дніпропетровську, я тягну час, подаючи на стіл все нові, та нові «патрони» балагурам й готую документальні подарунки музеям Кіровоградщини. Щоденні телефонні дзвінки працівників районних та обласної державної адміністрації Кіровоградщини, в очікуванні дорогого гості на своїй землі, мене зобов’язують везти ці історичні документи, туди, де вони повинні бути. Та й сам хвилююся, бо їду по тим місцям де пройшла найкраща молода частина свого життя, присвячена служінню свого народу, туди, де мої наставника та друзі, туди, де наша з дядьком Василем рідна школа…
    Фотографії з папки: Новгородка, долинсь\ка Кіровоград.
    На обложку: 01017.
    Далі продовження.

    Ну як тут не згадати вірша нашого з Миколою Тимофійовичем криворізького поета та друга Фелікса Мамута «Ветеран», який він присвятив таким як він?!

    «Силу рук в горниле ратних дней
    На себе познали супостаты.
    Ими он кормил своих детей,
    Ими он в войну бросал гранаты.

    От беды и горя изнемог.
    Отдохнуть ногам-калекам впору.
    Много им исхожено дорог
    По фронтам –не охватить и взору.

    Ком обид давно он проглотил
    И с надеждой смотрит только в небо.
    Болтунов, политиков простил,
    Что лишили и тепла, и хлеба.»
    …Саме так, колись «швондері» забрали все до картоплини у Миколи Тимофійовича, але «світлого майбутнього» так і не збудували, а його здобував Миколка- вигнанець ціною власної крові для сьогоднішніх керманичів держави, які щоденно прохають його знову на кінці його девятого десятка літ стати поруч з кольором їхнього політичного прапора. Саме цей колір годує їх, та буде годувати їхні сімї по сьоме коліно…

    В урочістій обстановці, на очах шкільного юнацтва та керівництва району, за клопотанням воїна-інтернаціоналіста, ветерана органів внутрішніх справ та селищного голови Олександра Сириці Герой Радянського Союзу М. Невпряга нагороджує ветерана органів внутрішніх справ Станіслава Щербаня козацькою срібною нагородою «Козацька Слава» II ступені за великий внесок в справі укріплення законності в районі та особистий внесок в дослідження історичної спадщини рідного краю. Я задоволений цією подією, бо старого оперативного працівника карного розшуку пам’ятаю з кінця 60-х років минулого століття, коли він разом з своїм товаришем Володимиром Гончаровим вчили мене уму-разуму, відволікаючи від негативних вчинків, а вже потім, через десятиліття Слава буде допомогати мені збирати історичні матеріали для написання моєї другої книги «Грозманівський хутір». Задоволений отраманням нагороди з рук героя- земляка Станіслав Щербань не буде нас покидати на протязі всього першого дня нашого перебування в селищі Новгородка.
    Фото 01059

    Вже потім, висвітлюючи цю історичну подію для мешканців Новгородківського району, редактор районної газети «Новгородківські новини» О. Лісова на шпальтах видання сповістить цю радісну звістку: «У супроводі керівництва району, громадськості та прибулих з Миколою Тимофійовичем супроводжуючих Олександра Іванова — письменника, публіциста та громадського діяча м. Кривого Рогу, Новруза Кулієва — голови Криворізької районної громадської організації „Катеринославське козацтво Запорозьке ім. генерала Л. Бородича”, і оператора Марії Ярошенко, Микола Невпряга пройшовся алеєю воїнів-інтернаціоналістів, поклав квіти до братської могили, пом’янув хвилиною мовчання полеглих воїнів та відвідав музей історії Новгородківського району. А у світлиці районного будинку культури для гостей силами працівників культури, хору „Ветеран” та членами патріотичної організації „Пам’ять” був даний концерт. Від районної державної адміністрації, районної ради, селищної ради Миколі Тимофійовичу Невпрязі було вручено цінні подарунки на згадку про перебування на рідній землі.Цього ж дня наш земляк побував біля своєї садиби, напився води із криниці та поспілкувався з ріднею. Задоволений теплим, домашнім прийомом Микола Тимофійович в кінці зустрічі сказав: „Я знайшов нових друзів та щиро радий, що все відбулося по-родинному. Я неначе знову побував у далекому дитинстві на рідній землі”.

    01061 та 01063
    Про нашу поїзду Кіровоградщиною був мною заздалегіт попереджений голова обласної державної адміністрації Сергій Ларін, який запевнив нас, що всі зустрічі будуть організовані без помпезності, по по справжньому – по домашньому. Він добре розумів, що такі обставини трапляються раз на сто років. Й не дивно, що всі, хто нас зустрічав був налаштований таким чином, щоб ця подія залишила добру згадку на все життя. Вже при прибутті в Новгородку нам повідомили, що відшукали всіх родичів Миколи Тимофійовича, а дідову криницю запропонували знайти самому Герою. Неначе знову вирушає Микола Тимофійович виконувати наказ командиру полку, сідаючи до автомобіля, й веде його внутрішнє відчуття до колишньої дідової садиби. «Ось і ярок, а ось і дідова криниця!»- радісно, мов дитина, сповіщає він всім супроводжуючим. Він впізнає на смак свою воду, й схвильованим набирає дві пятилітрові банки цілющого зілля, яке не пив аж 79 років.
    Фото 01067
    Привітлива нова господарка подвіря родини Невпряг запрошує Героя до його колишнього подвіря, але той з трепетом в голосі відмовляється на це запрошення,- боїться покинути дідову криницю.

    Юні пошуковці, разом з своїми дорослими наставниками, віднайдуть дружину двоюрідного брата Бориса — Поліну, яка гостинно зустріне Героя та всіх нас запросить до своєї гостинної домівки.
    Фото 01072
    А ні, городського шуму, а ні прикусу шкідливих газових викидів металургійних комбінатів,- лише пташинай спів та жужжання бджіл в дбало ухоженному садочку. Хачеться всім сісти прямісінько на зелений килим подвіря та вже нікуди не їхати далі.

    Память
    «Нам много горя принесла война.
    Сошли, на нет, солдатские редуты.
    Над городом разлилась синева,
    Но по погибшим свечи не задуты»

    Фото 01021.

    Была война.
    А облака плывут за горизонт.
    Война когда-то тут отгрохотала.
    Пытались «тигры» протаранить фронт.
    В горниле битвы их сожгли немало.

    Зустріч з героєм
    ( 07.05.2012, 17:47 )
    переглядiв: 5 коментарiв: 0
    Днями пройшла зустріч Героя Радянського Союзу, Почесного громадянина м. Новомосковська Дніпропетровської області та м. Будапешта, ветерана Великої Вітчизняної війни Миколи Тимофійовича Невпряги з учнівською молоддю та громадськістю Олександрії.
    Напередодні Дня Перемоги Микола Тимофійович побував на Кіровоградщині, де він народився, провів дитинство, звідки пішов на війну. Шанованого ветерана олександрійці радо зустріли хлібом–сіллю у музеї Миру – місцевій скарбниці доблесті людської. Під час спілкування, він розповів, як 17-річним юнаком потрапив на фронт, долаючи всі жахіття війни визволяв Україну, Югославію,Угорщину. Закінчив свій бойовий шлях Микола Невпряга в Німеччині. Йому пощастило пройти крізь горнило війни і пекло битв та залишитись живим.

    Звання Героя Радянського Союзу він отримав у 1944 році за форсування річки Дунай. У грудні того ж року група радянських військ, до якої входив і Микола Тимофійович Невпряга, вела жорстокий, кровопролитний бій за переправу, щоб закріпитись на плацдармі ворожого берега. Саме у цьому бою Микола Невпряга знищив кулеметну обслугу фашистів, заволодів зброєю ворога, відбивав атаки німецьких окупантів, доки основні війська не закріпились на протилежному березі Дунаю. За цей бій рядовий Микола Невпряга отримав звання Героя Радянського Союзу. Також високо оцінюючи заслуги молодого солдата перед Батьківщиною, командуванням радянських військ М. Невпрягу було нагороджено орденами Леніна, Великої Вітчизняної війни І ступеня, “За мужність”, Богдана Хмельницького.
    Микола Тимофійович, звертаючись до присутніх, особливо до молоді, зауважив: “Війна – це найжахливіша річ у світі. Німці все, що можна зруйнувати – руйнували, все, що можна було знищити – знищували, всіх, кого можна було вбити – вбивали. Велика Вітчизняна війна для радянського народу була оборонною. На боротьбу із загарбниками піднялися люди всіх національностей, всі, хто міг тримати зброю. І я захищав Батьківщину так, як личило кожній нормальній людині”.

    Від імені міського голови С. Цапюка , від міської ради та депутатського корпусу міста, Героя привітала заступник міського голови Ольга Чумак. Зокрема, вона зазначила: «Мені дуже приємно, що маю нагоду привітати таку шановану людину. Ви історична пам’ять нашої держави, людина, що бачила і пережила ті страшні дні війни. Ви втілення подвигу, який назавжди залишиться у серцях українського народу. Ми вам вдячні за Перемогу і за те, що ви прийшли до нас поділитись своїми спогадами». Вона привітала ветерана з Днем Перемоги і вручила йому пам’ятний подарунок та герб міста Олександрії.

    Представники Криворізької громадської організації “Катеринославське козацтво Запорізьке імені генерала Леоніда Бородича” відзначили ветеранську організацію Олександрії, в особі Людмили Іллівни Діброви, і вручили їй срібний хрест. А експозицію музею Миру поповнили спогадами ветеранів та фотографіями.
    На зустрічі також були присутні представники Олександрійської ради ветеранів та хор «Мелодії життя», який виконав пісні воєнних років. Кульмінацією зустрічі та фінальним акордом стала пісня «День Победы», яку стоячи заспівали всі присутні.

    Отзыв от Аноним — 25.08.2012 в 04:57
  7. «Ведущий» танка на Кубане.

    Журба Петро, из Кореневской Со мной Европу прошагал. Свою станицу на Кубани Он на привалах вспоминал. Был ездовым и был стрелком. А, как потери возрастали, Единогласно, всем полком, Как фельдшера его признали.
    Он рядом был всегда в бою. За спины наши не совался, И, не боясь за жизнь свою — Как мы, с врагом он смело дрался. Гордятся дети и внучата, Что он не дрогнул в смертный час, И Будапешт, Петром спасенный, Сегодня помнит про всех нас!
    С ним начинал я из Кубани Врага громить в сорок втором, Когда на танках посылали. Идти по минам на пролом. Комбриг Филиппов добровольцев. На «бронь» ведущих посадил, Чтоб молотками «влево — вправо» Сигналом танк вперед водил.
    Не ждали нас на минном поле, Когда к мосту прорвались мы, У горной речке появились И, уничтожили посты. Но шнур бикфордов тлел змеею, И мы, с Чмелем, рысцой тогда Бежали к смерти выдыхаясь, Обрезать шнур как провода.
    А танк, оставленный у речки, Перевернулся на бугре. Погиб десант, а я остался,- Покрова помогала мне. За мост, спасенный в ноябре (Как было принято везде) Филиппов, позабыв о нас, Представлен был тогда к Звезде.
    Пройдет всего десяток лет, Меня узнает генерал, Когда я в Чопе для него Купе в вагоне подбирал. Напомню я ему прорыв, И мост, спасенный для бригады, Друзей погибших вспомним мы, И встречи этой будем рады…

    А про награду я не вспомню, Она была мне не нужна. Я победить врага старался, А слава…уж не так важна. Пусть генералы, маршала, Гордятся нами дни и ночи, А мы, старались все, всегда, — Смотреть, родне открыто в очи!

    Журба Петр Аксентьевич, 1912 года рождения. Призванным был в ряды Красной Армии в станице Кореневской, Краснодарского края в 1942 году. Старшина-коновод прошел с боями до Берлина в составе 1077 стрелкового полка, 316-й стрелковой, Темрюкской, дважды Краснознаменной дивизии, форсировал Дунай. Исполнял обязанности фельдшера в батальоне Невпряги, Набоченко и Косицина. Его внучка: Кафанова Алена Александровна, ученица 9 класса Краснодаской средней школы № 51 пишет историко- исследовательские работы о боевом пути своего дедушки и является лауреатом патриотических премий на Кубани.
    Филиппов Георгий Николаевич — командир 14-й мотострелковой бригады 26-го танкового корпуса 5-й танковой армии Юго-Западного фронта, подполковник. Родился 23 декабря 1902 года в Петербурге (в 1924-91 годах – Ленинград, с 1965 года – город-герой, с 1991 года – Санкт-Петербург) в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1928 года. Образование среднее.В Красной Армии с 1922 года. Боевой путь начал чекистом, сражаясь с бандитами в Закавказье. В 1925 году окончил пехотную школу в столице Грузии — городе Тбилиси, а в 1933 году – Военную академию имени М.В. Фрунзе. Командовал 83-м стрелковым полком на Дальнем Востоке, во главе которого в августе 1942 года прибыл на фронт Великой Отечественной войны, в составе 34-й стрелковой дивизии. А затем с первых дней формирования возглавил 14-ю мотострелковую бригаду.Командир 14-й мотострелковой бригады (26-й танковый корпус, 5-я танковая армия, Юго-Западный фронт) подполковник Георгий Филиппов отличился в ходе контрнаступления под Сталинградом (с 1961 года – Волгоград, с 1965 года – город-герой). В ночь на 23 ноября 1942 года во главе передового отряда корпуса бесстрашный офицер смелым налётом захватил мост через реку Дон, отразив несколько контратак противника.
    Несмотря на нехватку сил в отряде, подполковник Филиппов Г.Н. атаковал хутор Калач (с 1951 года и ныне — город Калач-на-Дону Волгоградской области), который с подходом передовых частей 26-го танкового корпуса был взят.
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года за умелое командование мотострелковой бригадой, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм подполковнику Филиппову Георгию Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 903). Под руководством отважного комбрига вверенная ему бригада в декабре 1942 года стала 1-й гвардейской мотострелковой бригадой, которой Г.Н. Филиппов командовал до сентября 1944 года.11 марта 1944 года полковнику Филиппову Г.Н. присвоено воинское звание «генерал-майор танковых войск».14-я – 1-я гвардейская мотострелковая бригада за тот период, когда ею командовал Г.Н. Филиппов, неоднократно отмечалась в сводках Совинформбюро и в приказах Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Гвардейцы-мотострелки бригады Филиппова, в составе войск Белорусского и 1-го Белорусского фронтов (1-й гвардейский танковый корпус, 65-я армия) отличились в боях по освобождению Белоруссии, а именно, — в ходе Гомельско-Речицкой, Калинковичско-Мозырской, Бобруйской, Минской наступательных операций, а также в ходе наступления на барановичско-брестском направлении. С сентября 1944 года генерал-майор танковых войск Филиппов Г.Н. — заместитель командира 4-го механизированного и 1-го танкового корпусов. После войны мужественный военачальник продолжал службу в армии. В 1954 году он окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генерального штаба. С 1957 года занимал пост заместителя командующего войсками Ленинградского военного округа — начальника управления боевой подготовки. С 1959 года генерал-лейтенант Филиппов Г.Н. — в запасе, а затем в отставке. Жил в городе-герое Ленинграде. Скончался 7 апреля 1978 года. Похоронен в городе-герое Ленинграде — Санкт-Петербурге на Северном кладбище (Еловый участок). Награждён тремя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Суворова 2-й степени, двумя орденами Кутузова 2-й степени, медалями.
    «…основную задачу по окружению сталинградской группировки противника решали танковые корпуса, в частности соединение А.Г. Родина. Главным в достижении этой цели теперь становилось быстрое и внезапное овладение Калачом. Дело осложнялось тем, что он находился на противоположном берегу Дона. Мы с Г.С. Родиным из опыта июльских боёв 1-й танковой армии хорошо знали, как важно захватить врага врасплох при форсировании реки. Идеальным было бы овладение мостом непосредственно против Калача. Именно по нему в конце июля проходил 28-й танковый корпус Г.С. Родина. По имевшимся у нас данным, мост пока действовал. Но гитлеровцы в любой момент могли его взорвать. Кроме этой были ещё две переправы: одна — севернее города, в районе хутора Березовский; другая — нестационарная, на понтонах — южнее, близ хутора Черкасов.
    Узнав от А.М. Василевского, что мы с Георгием Семёновичем Родиным являемся ветеранами июльских боёв под Калачом, Н.Ф. Ватутин приказал нам совместно с А.Г. Родиным и его начальником штаба полковником А.М. Павловым продумать до мелочей план и подготовить всё необходимое для захвата переправы. Прежде всего, предстояло подобрать командиров и подразделения, способных успешно выполнить эту нелёгкую задачу. После короткого, но острого обсуждения пришли к выводу, что более всего подходят мотострелки, танкисты и разведчики. Выбор был остановлен на двух ротах 14-й мотострелковой бригады, пяти лучших экипажах Т-34 из 157-й танковой бригады и взводе разведчиков 15-го отдельного разведбатальона, посаженных на бронемашины.
    Относительно того, кому возглавить отряд, колебались недолго. Это — подполковник Георгий Николаевич Филиппов, так как основную массу воинов в отряде составляли мотострелки, которых он отлично знал. Естественно, учли его личные качества и боевой опыт по характеристике А.Г. Родина.
    …Ясно было, что вслед за передовым отрядом надлежало идти соединению, способному самоотверженно и умело закрепить и развить его успех или, при неблагоприятных обстоятельствах, выручить из беды. Таким соединением мы посчитали 19-ю танковую бригаду во главе с ее командиром полковником Н.М. Филиппенко.
    Отряду Г.Н. Филиппова предстояло пройти около 20 километров по маршруту Остров — Калач. Сделать это можно было только ночью, в надежде, что в тылах врага после прорыва нами фронта нет уже прежнего порядка. В этих условиях, полагали мы, только дерзкие, рискованные действия сулят быстрый успех, в противном случае операция может затянуться.
    В 3 часа ночи 22 ноября, сразу взяв предельно возможную скорость, с включенными фарами бронемашин и грузовиков, отряд Г.Н. Филиппова устремился из Острова на Калач. Наш расчёт оказался правильным: уверенно двигавшаяся мотоколонна была принята немцами и румынами за свою. Она преодолела наиболее опасные первые километры без единого выстрела. Примерно на полдороге отряд встретил повозку. Её возчик, назвавшись местным жителем Гусевым, сообщил, что основная переправа напротив Калача недавно взорвана, но хороший, надёжно, с немецкой скрупулезностью укреплённый мост у хутора Березовский остался в сохранности, и обороняется сравнительно небольшими силами. Гусев брался провести отряд к Березовскому по хорошей дороге. В пути он рассказал Филиппову о примерном расположении немецкой охраны моста.
    В 6 часов утра, по-прежнему в темноте, отряд беспрепятственно подошёл к переправе. Три танка, две бронемашины и три грузовика с мотопехотой проскочили через мост на левый берег, не вызвав у охраны ни малейшей тревоги. Тогда оставшаяся на правом берегу часть отряда по сигналу Филиппова в скоротечном ожесточенном бою расправилась со столь «бдительно» охранявшим мост подразделением гитлеровцев. После этого она быстро разминировала мост и сама заняла оборону, использовав хорошо подготовленные позиции противника. Головная же часть отряда сделала попытку с ходу ворваться в Калач. Это ей первоначально удалось, но затем она была выбита оттуда превосходящими силами гитлеровцев. Г.Н. Филиппову пришлось организовать круговою оборону переправы по обе стороны Дона.
    Трудно передать словами то нетерпеливое чувство, с каким мы на КП фронта ждали известий о рейде отряда. Наконец поступила радиограмма, что мост захвачен. Теперь начались волнения по поводу того, удастся ли его удержать до подхода 19-й танковой бригады Н.М. Филиппенко. Ждать пришлось до 17.00 22 ноября, когда танкисты вышли к Дону. Они соединились с передовым отрядом и к 20 часам сосредоточились в лесу северо-западнее Калача. Утром 23 ноября этого района достигли и остальные силы 14-й мотострелковой бригады, а 157-я танковая бригада вышла к реке непосредственно против западной окраины Калача.
    Здесь я позволю себе небольшое «лирическое отступление». Надо сказать, что в успехе этой операции, в которой первоначально участвовало всего-то каких-нибудь 300 штыков, как выражались раньше, и которая равнялась по значению действиям целого корпуса, громадную роль сыграло довольно редкое сочетание в характере её главного героя смелости, доходившей порой до бесшабашности, с дотошностью при исполнении всех деталей уставных положений. Это сказалось, в частности, в создании им за кратчайший срок неприступной для врага круговой обороны. Можно было лишь поражаться, как удалось ему предусмотреть все мелочи в организации огня и манёвра крайне малочисленными средствами и удерживать переправу минимальными силами в течение 12 часов против многократно превосходящего во всех отношениях противника.
    Необычайную смелость и я сказал бы подлинный профессионализм проявил и полковник Н.М. Филиппенко, сумевший провести свою бригаду с жестокими боями, но почти без потерь. Ведь вражеское командование, прошляпив рейд Г.Н. Филиппова, всполошилось не на шутку и делало всё, чтобы не допустить выхода дополнительных сил к единственной переправе через Дон в данном районе.
    В этой связи хочу сказать, что пестовать, поощрять и прославлять надобно не только тех, кто вершит большие дела, занимая высокие посты, но и в не меньшей мере тех, кто на скромной должности трудится профессионально, с инициативой, самозабвенно, самоотверженно. Ведь два этих офицера почти с одинаковыми фамилиями — русский и украинец — своими действиями сохранили жизни сотен, а может быть и тысяч, своих соратников, которым пришлось бы пожертвовать собой, если бы овладение переправой вылилось в затяжное сражение. На мой взгляд, эти два побратима заслуживают памятников в Калаче или Волгограде. Филиппов и Филиппенко долго затем командовали бригадами (Филиппенко так до конца службы и остался на подобной же должности), но пользы армии и Отечеству они принесли несравненно больше, чем некоторые скороспелые выдвиженцы, заваливавшие дело на крутых служебных высотах».

    (Иванов С.П. «Штаб армейский, штаб фронтовой». — М.: Воениздат, 1990, стр. 470-473)
    Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем
    Источники Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Т.2. М., 1988
    Иду на таран. — Волгоград: Нижне-Волж. кн. изд., 1978
    Казарьян А.В. Война, люди, судьбы. Книга 4. Ереван, 1984

    Патриотический интернет-проект «Герои Страны»

    Глинка Дмитрий Борисович — лётчик истребитель, помощник командира воздушно-стрелковой службы 45-го/100-го гвардейского истребительного авиационного полка 4-й воздушной армии.

    Родился 10 декабря 1917 года в селе Александров Дар (ныне Днепропетровской области, Украина) в семье шахтёра. Украинец. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года.

    В Красной/Советской Армии с 1937 года. В 1939 году окончил военно-авиационную школу.

    В Великую Отечественную войну в истребительной авиации. В январе 1942 года, в Крыму, в составе 45-го истребительного авиационного полка Д.Б. Глинка совершил свой первый боевой вылет, которых за годы войны у него будет около трёхсот: в небе над Крымом, Кубанью, Харьковом, Сандомирским плацдармом, Яссами и гитлеровской Германией.

    Но особо отличился лётчик-истребитель Д.Б. Глинка в боях на Кубани, слава о котором буквально гремела по всему Северо-Кавказскому фронту. В апреле 1943 года помощник командира воздушно-стрелковой службы 45-го истребительного авиационного полка 216-й смешанной авиационной дивизии 4-й Воздушной армии старший лейтенант Глинка Д.Б., совершивший 146 боевых вылетов, имел на личном счету 15 вражеских самолётов.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1943 года за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Глинке Дмитрию Борисовичу было присвоено звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 906).

    Коллективный подвиг воинов 45-го истребительного авиаполка был отмечен преобразованием его в 100-й гвардейский истребительный авиационный полк, и разя врага под гвардейским знаменем, отважный лётчик Д.Б. Глинка приумножил счёт вылетам и сбитым самолётам противника. К августу 1943 года на боевом счету помощника командира по воздушно-стрелковой службе 100-го гвардейского истребительного авиационного полка 9-й гвардейской истребительной авиационной дивизии 4-й Воздушной армии гвардии капитана Глинки Д.Б. значились 29 лично сбитых им самолётов врага в проведённых им 62-х воздушных боях.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года Дмитрий Борисович Глинка был удостоен второй медали «Золотая Звезда».

    По окончании войны Д.Б. Глинка продолжил военную службу в ВВС. Командовал полком, учился в Военно-воздушной академии, которую окончил в 1951 году, став в том же году гвардии полковником, был заместителем командира истребительной авиационной дивизии. С 1960 года — в запасе. Работал в Гражданской авиации. Был депутатом Верховного Совета СССР 2-го созыва.

    Жил в Москве. Умер 1 марта 1979 года. Похоронен в Москве, на Кунцевском кладбище (участок 9-3).
    Родился 14 (27) сентября 1914 года в городе Кривой Рог Днепропетровской области ( Украина ), в семье рабочего. В 1928 году окончил 7 классов, в 1929-м — пошёл работать на шахту. В 1934 году окончил горный техникум, работал сменным техником. Одновременно учился в аэроклубе. В 1936 году окончил школу лётчиков Гражданского Воздушного Флота в городе Херсоне и был оставлен в ней лётчиком — инструктором. С 31 декабря 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил 8-ю Одесскую военную авиационную школу пилотов имени П. Д. Осипенко. Служил в ней лётчиком — инструктором.

    С июня 1941 года лейтенант Б. Б. Глинка в действующей армии. С марта 1943 года по июнь 1944 года служил в 45-м ИАП ( 100-м ГвИАП ); с июня по июль 1944 года — в 16-м ГвИАП. Воевал на Крымском, Северо — Кавказском, Закавказском, 4-м, 2-м и 1-м Украинском фронтах.

    К концу апреля 1943 года адьютант эскадрильи 45-го истребительного авиационного полка ( 216-я смешанная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Северо — Кавказский фронт ) лейтенант Б. Б. Глинка совершил 200 боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 10 самолётов противника.

    24 мая 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

    14 июля 1944 года сбит в воздушном бою, из-за полученных травм больше не летал. Всего выполнил около 300 боевых вылетов, сбил 31 самолёт противника.

    После войны продолжал служить в ВВС. В 1952 году окончил Военно — Воздушную академию. Служил в Борисоглебском военно — авиационном училище, затем в Центре подготовки космонавтов. Гвардии полковник Б. Б. Глинка умер 11 мая 1967 года после тяжёлой болезни. Похоронен в Звёздном городке Московской области.

    Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени ( трижды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалью «За боевые заслуги» и другими.
    Награждён орденом Ленина (1943), 5 орденами Красного Знамени (сентябрь 1942, октябрь 1942, 1943, 1944, 1955), орденами Отечественной войны 1-й степени (1943), Александра Невского (1945), 2 орденами Красной Звезды (1955, 1956), медалями.

    Бронзовый бюст Героя установлен в городе Кривой Рог.

    К началу 1943 года. Дислоцируясь в Яндяево, бригада доукомплектовывалась полученной боевой материальной частыю и личным составом согласно штатному расписанию. 52-я танковая бригада имела 41 боевую машину, из которых было 24 Т-34 и 17 Т-60. На основании боевого распоряжения штаба Бронетанкового управления Северной группы войск Закавказского фронта от 1 января 1943 г., войдя в оперативное подчинение командующего 58-й армией, бригада к 9.00 1 января 1943 г. сосредоточилась в Вознесенской, где получила задачу форсировать реку Терек и совместно с 617-м отдельным дивизионом быть в готовности к наступательным действиям в общем направлении на Прохладный. 5 января 1943 года. Переправившись через реку Терек к 3.00 5 января 1943 г., танковая бригада сосредоточилась на западной окрестности Моздока и получила задачу к исходу дня 5 января овладеть Прохладным. Произведя предварительную разведку и выслав впереди себя разведдозор в составе 6 танков с десантом автоматчиков, 52-я танковая бригада перешла в наступление нa Прохладный. На пути пришлось преодолевать не только упорное сопротивление противника, но и серьезные инженерные препятствия, восстанавливать своими средствами разрушенные мосты. Пекле двухчасового боя бригада к 13.00 5 января 1943 овладела городом и железнодорожной станцией Прохладный, уничтожив при этом до двух рот пехоты противника. Бригадой захвачены трофеи: одна 37 мм пушка, 15 мотоциклов, склад с авиабомбами, склад с автозапчастями, склад со снарядами, много винтовок и патронов к ним; взяты в плен 3 солдата. Потерь в матчасти бригада не имела; ранен 1 человек. Боевым распоряжением штаба 58-й армии от 5 января 1943 г. бригада получила задачу к исходу этого дня выйти в район Солдатской, в дальнейшем наступать на Ново-Павловскую и отрезать пути отхода противника в северо-западном направлении. Встречая незначительное сопротивление, бригада к 12.00 овладела Солдатским и к 14.00 вышла в район Ново-Павловской, где встретилась с организованным противотанковым районом противника, сильно укрепленным инженерными сооружениями и насыщенным артиллерией. Произведя разведку флангов противотанкового района и, найдя обход, бригада основными силами повела наступление с правого фланга, одновременно частью сил демонстрируя выступление по фронту вдоль дороги. 6 — 7 января 1943 года. Уничтожив противотанковый район противника, 6 января 1943 года части бригады овладели Ново-Павловской. В результате боя 6 и 7 января 1943 года бригада потеряла: сожженным 1 танк Т-60. Убито 2 человека, ранен 1 человек. Было уничтожено 2 танка противника, 2 орудия и более взвода пехоты, взято в плен 12 солдат. В числе захваченных трофеев — 8 мотоциклов, 36 станковых пулеметов, одна 37-мм пушка, 300 тыс. авиабомб разного калибра и неисправный самолет «Хейнкель-111″. На основании боевого приказа Северной группы войск ЗКФ с 7 января 1943 года 52 тбр вошла в танковую группу подполковника Филиппова и в оставшиеся дни января месяца действовала в составе ее частей. 7 января 1943 года. С рассветом, на основании боевого приказа штаба танковой группы, части группы двумя колоннами, преследуя отходящего противника, перешли в наступление в направлении Минеральных Вод, имея задачей овладеть Георгиевском и в дальнейшем наступать на Минеральные Воды. 140-я, 207-я тбр, 266-й отб совместно с 863-м ИПТАП и одним батальоном 62-й сбр, составили первую колонну. 52-я тбр, 562-й отб совместно с 117-м ИПТАП и двумя батальонами 62-й сбр, составили вторую колонну. Ведя бои с арьергардными частями противника, усиленными артиллерией и танками на рубеже Ярославский, Ново-Павловская части танковой группы к исходу дня вышли на рубеж Пегушин-Новопавловское, где сосредоточились, продолжая вести боевую разведку в районе Орловского. 8 января 1943 года. Продолжая выполнение боевой задачи, 52-я тбр совместно с 562-м отб в первой половине дня, преодолев сопротивление противника, овладела станицами Аполонская, Старо-Марьинская. На рубеже Старо-Марьинская, совхоз Комсомолец части танковой группы были остановлены противотанковым рвом и сильным артиллерийским огнем противника и, перейдя к обороне, в течение ночи на 9 января вели разведку обхода противотанкового рва и огневой системы немецких войск. За день боевых действий 8 января частями группы уничтожено свыше двух рот пехоты противника, 3 автомашины с пехотой, 5 противотанковых орудий; подавлен огонь 3 минометных батарей, захвачено большое количество снарядов и авиабомб; взято в плен 17 солдат противника. 9 января 1943 года. В течение дня 52-я тбр и 562-й отб, оставались на достигнутом рубеже, ограничиваясь ведением боевой разведки, подтягивая отставшую матчасть и устраняя мелкие неисправности в боевых машинах. 10 января 1943 года. В 7.00 52-я тбр и 562-й отб перешли в наступление, сломив сопротивление противника, к 10.00 овладели Незлобной, а затем с хода ворвались на восточную окраину Минеральных Вод. В результате боя за эти населенные пункты уничтожено 7 танков противника, 50 автомашин, 3 железнодорожные дрезины с прицепами и до двух рот пехоты. Разбито 2 железнодорожных эшелона с военными грузами. Противник оставил колонну автомашин до 200 единиц и большое количество военного имущества. В 20.00 того же дня противник 20 танками внезапно контратаковал 52-ю тбр и после получасового боя отошел в восточном направлении. В результате контратаки противника были подбиты 4 танка Т-26, 1 танк Т-60 и 2 автомашины. За день боев 52-я тбр и 562-й отб потеряли: сожжено 2 танка, подбито 8 танков; убито 5 и ранено 20 человек. 11 января 1943 года. 52-я тбр совместно с 562-м отб и двумя батареями 863-го ИПТАП во взаимодействии с 131-й сбр в течение дня выполняли задачу по овладению Минеральными Водами, и к исходу дня полностью очистили город от противника. 12 января 1943 года. Боевым распоряжением штаба бронетанкового управления 9-й Армии танковой труппе была поставлена задача: овладеть Канглы, с последующей задачей действовать в направлении Курсавки. Выполняя поставленную задачу к исходу дня, части танковой группы овладели Канглы. В боях за день уничтожено: 2 противотанковых орудия, 4 станковых пулемета, 12 мотоциклов, 30 автомашин с грузами и взвод пехоты противника. Среди захваченных трофеев: 2 железнодорожных эшелона с грузами, 2 самолета, 75-мм пушка, 30 неисправных танков и 70 неисправленных автомашин. Части танковой группы потеряли: подбитыми — 2 Т-34; убитыми — 3 и ранеными — 7 человек. 16 января 1943 года. 52-я тбр с двумя батареями 863 ИПТАП в 10.00 перешла в наступление на Курсавку в обход с севера и, преодолев сопротивление противника, к 14.00 вышла в район развилки дорог 3 км севернее Курсавки. Остановленная сильным артиллерийским огнем противника, перешла к огневому бою из засад. В 13.00 того же дня противник силами до роты пехоты, поддержанной 13 танками, контратаковал бригаду; контратака была отбита и к исходу дня бригада закрепилась на достигнутом рубеже в 3 км севернее Курсавки. В результате боя 52-я тбр уничтожила 2 противотанковых орудия противника, 2 станковых пулемета с расчетами и до взвода пехоты. Потери бригады: подбито 2 Т-34, ранено 4 младших командира. 17 января 1943 года. 52 тбр, наступая в направлении Водораздел, к 14.00 вышла с боем в район Рабочего поселка, потеряв при этом 2 танка Т-34, один из которых сгорел. Выли убиты 3 и ранено 2 человека. 18 января 1943 года. Части танковой группы получили задачу выйти в район Дворовый, имея задачу с утра по овладению Невинномысской, 52-я и 2-я тбр с двумя батареями 863-го ИПТАП в 12.00 перешли в наступление и к 18.00 вышли в район 8 км юго-восточнее Невинномысской. 19 января 1943года. На достигнутых рубежах 52-я, 2-я и 140-я тбр получили приказание на основании боевого распоряжения штаба бронетанкового управления Северной группы от 18 января 1943 г. перейти в состав танковой группы подполковника Титова, где и действовали в оставшиеся дни января месяца. 7 февраля 1943 года переформирована в 34-ю Гвардейскую танковую бригаду.

    Будапешт.

    Когда блокировали город,
    И враг задаваться не хотел
    Нам каждый час был очень дорог
    И в стужу, наш солдат потел.
    А я, как будто в забытье
    От роты с Кардашом ушел
    И в полустанке в тыл к врагу
    На одну станцию зашел.
    Нам с ординарцем вдруг в глаза
    Десятка три врага глядели
    Они не знали что мы двое
    И все, как будто онемели.
    То были венгры, и война
    Солдата каждого достала
    И не моя уж тут вина
    Что убивать их не устал я.
    Но, здесь, как будто Бог велел
    Убрать руку мне от затвора.
    По-детски я на них смотрел,-
    Как на поймавшегося вора.
    Они, как я, все молодые
    Прося пощады у меня
    Немыми взглядами смотрели,
    Как поступлю с их жизнью я.
    По радиостанции связались
    С Моженком мы: «Что делать нам?»
    (Мы тоже с Сашкой испугались),
    Но трусить было уже срам!
    «Давай в расход их! Возвращайся!
    Ты ночью их не доведешь!
    На десять верст ты оторвался.
    Еще дорогу не найдешь!»

    Нам жалко стало, в первый раз,
    За всю войну стрелять в солдата,
    И я не выполнил приказ,-
    Довел врага я в плен к комбату.
    Но перед этим, по сноровке,
    Под дулом друга – автомата,
    Я всех плененных напоил
    Вином венгерским из муската.
    Лишь через двадцать лет спустя,
    Я в Львове встречу офицера-
    Начальник штаба венгрполка
    Узнал глаза как взгляд прицела.
    …А мог бы просто и не быть
    Он передо мною того дня,
    Мог не дышать, мог не любить,
    Мог не стоять возле меня…
    Да. Совесть мы не растеряли,
    Но, каждый день и много раз,
    Друг — друга цельно убивали,
    Хотя Господь один для нас!
    И через много лет спустя,
    Смотреть в глаза я не устану,
    Солдатам своего полка,-
    Пока дышать не перестану!

    Хотим войны, не воевать!

    Войны! Войны! Давай войны!
    Кричат политики сегодня.
    За что боролись тогда мы?!
    Примет ли вас земля Господня?!
    Там, возле Бога, все друзья,
    Терять которых мы устали,
    Там скоро буду, знаю я,
    Мои друзья меня там ждали.
    Я им поведаю как вы,
    Забыв про нас, уж не идете
    До обелисков в день весны,
    Друг — друга каждый день клянете.
    Заплачут там мои друзья,
    И грустно, юность вспоминая,
    Споют опять про Будапешт,
    Про, день сегодняшний не зная.
    Невмоготу, но я иду,
    На палку тело перенося,
    Среди детей тепло найду,
    Не упаду! (Про боль не спросят).
    На небесах мои друзья,
    И им, и мне не безразлично:
    Что сделал ты, что б видел я
    Моим друзьям за подвиг личный?!

    Как трудно было,- изнемог!
    Примчаться к вам мне в третий раз,
    Но я приехал! Я, ведь, смог!
    А у «чинуши» дрогнул глаз!
    У них другой сегодня бой:
    «Корыта» ждут опять раздела!
    Они не встретились со мной,
    Какое им к Герою дело?!
    Он захотел, чтоб с костылем,
    К нему явился поднадзорным,
    Что б разрешить уж мне тогда
    Не быть средь вас «волком позорным»!
    За то, что в лед бросался я,
    Тогда у берега Дуная,
    За то, что жизни не щадя,
    Сил не жалел, друзей спасая!
    И лист осенний от стыда,
    Краснея, крону оставляет,
    «Ни пуха вам, и не пера!»
    Беззвучно всем нам пожелает.
    Моих, сегодня, всех друзей,-
    Десант с глубокого Дуная,
    Несем для школьников в музей,-
    Мы поименно всех узнаем!

    Дядин стих.
    Для «черствяков» я расскажу,
    Про дядин стих, пускай услышат.
    И фильм ребятам покажу,
    Про тех, кто уж давно-давно не дышит.
    Как ветераны в мирный час,
    К могилам братским все спешили,
    И там клялись, что подвиг их
    После войны не позабыли.
    А.П. КОСЫЦИНУ в день 60- летия.
    «Наверное, немало громких фраз
    Дала тебе сегодняшняя дата,
    Как исключение, прими на этот раз
    Стихи от друга фронтового, от солдата.
    Хвалить, учить и порицать тебя
    Я не имею права и не смею,
    Но вот, как воина бесстрашного любя,
    Тебя я поздравляю, как умею.
    Не можем мы ругать свою судьбу:
    Была война, и все теряли близких,
    Но мы с тобой, с «Максимом» на горбу
    Прошли с боями от Днепра до Альп Австрийских.
    Тебе досталось больше, чем другим…
    Незабываем тиф, раненье у Черткова,
    Но ты был нужен нам и был незаменим,
    Поэтому в свой полк ты возвращался снова.

    Как часто нам, былое воскрешая,
    Воспоминанья бьют, не в бровь, а в глаз.
    Хотя бы то, как полководцев воображая,
    Мы драли с планера немецкий плексиглас.
    Плацдарм последний, трудный, за Дунаем,
    Невзгод войны — никто не замечал…
    Прошло уж 40 лет, а мы все вспоминаем,
    Как ты для нас «медпомощь» доставлял.
    Мы были молоды: Дунай переплывали,
    Под Пельней попадали в переплет,
    На маршах «кожух, короб, рама» — распевали
    Врага громили, честно шли вперед.
    И вот сегодня, с Юбилеем поздравляя,
    Я откровенно и с волненьем говорю,
    Тебе, твоим родным счастливых дней желаю,
    От имени полка тебя благодарю:
    За то, что в жизни многого добился,
    Героем, генералом видным стал,
    Что как ученый, как писатель, отличился,
    На пользу Родине трудиться не устал.
    Что в нашей памяти ты — просто Саша!
    Поручик — пулеметчик, верный друг.
    Ты гордость и забота, Совесть наша,
    Ты — Наша молодость, прошедшая невдруг.
    Что годы не смогли тебя переменить,
    Что фронтовая дружба остается в силе…
    Прошу меня за слабый стих простить
    С приветом!
    Фронтовик, Набоченко Василий!»
    Вот так, по-братски, поздравляли
    Фронтовики друзей своих.
    Они тогда еще не знали,
    Что ты забудешь подвиг их!
    Чтоб умереть среди друзей,
    С концов Союза возвращались
    К окопам вдоль больших полей,
    И там Герои оставались!
    Не стало Сашки через год.
    Он мне сказал: «Ты посмотри!
    Как вспомнит нас простой народ
    Через годок, иль тридцать три!»
    Мне есть ему чего сказать
    В свой судный день про вас, друзья.
    Не буду я его дерзать:
    Ведь правду скрыть ему нельзя.
    И запоет Александров,
    С Приморск -Ахтырска Саше песню
    Как мы боролись все с врагом,
    Как побеждали зло мы вместе.
    Как через годы, обнаглев,
    Другие ищут только славы,
    Чьи ордена ты, друг, надев?
    Стоишь как швед возле Полтавы?!

    «С войны не все солдаты возвратились…
    Погибли, чтобы жили я и ты,
    И чтоб, во время мира, воплотились
    В действительность их светлые мечты!
    Они к Победе шли упрямо – лавой
    От пуль фашистских заслоняя нас,
    Не требуя ни почестей, ни славы,
    Как требуют живущие сейчас».
    Я знал тогда — нет здесь моей вины,
    Что дети их не возвратились с фронта.
    Не автором был я законов той войны,-
    Не мог я победить тогда экспромтом!
    Но больно мне, до слез, смотреть в глаза
    Их матерям попозже стало,
    Ведь я был командир, для сына твоего,
    В ответе боль металась неустанно!
    Забрала много та война,
    Людей не писаным каноном.
    Пусть вечным пухом будет им земля
    В кубанских, и в чужих венгерских склонах!
    Уж выплакались те, кто плакал по всех нас,-
    Мы по погибшим выплакались всех,
    Но где ж тогда веселый детский глас?
    Про счастье, про любовь веселый смех?
    А дети наши, в поисках войны,
    В политике и лжи погрязли больно.
    А были хоть разок в атаке вы?
    И кто посмел отдать команду «вольно»?!
    Как вы смогли так быстро предать нас?
    За доллар, «иномарку», просто дачу?
    Смотрю сейчас политикам не в бровь, а в глаз,
    Слез нет, но я, без них рыдая, горько плачу!
    Сидим в квартире львовской: смотрим фильм.
    Мы видим, фронтовик Василий плачет.
    И слезы не бегут его щекой. Их просто нет!.
    А в кадре,- конница, к предместью скачет.
    Вот в Будапеште медсестра
    Плечо, подставив, переносит командира,
    И Вася узнает любимый свой планшет
    В крови пропитанном, прострелянном мундире!

    Косицин Александр Павлович, 1925 г. рождения. В конце 1943 года окончил пулеметную школу командиров и был направлен командиром пулеметной роты в 1077-й СП, 316- СД дивизии. Указом Президиума Верховного Совета за мужество при форсировании Дуная 2

    Отзыв от Аноним — 17.12.2012 в 15:59
  8. «Ведущий» танка на Кубане.

    Журба Петро, из Кореневской Со мной Европу прошагал. Свою станицу на Кубани Он на привалах вспоминал. Был ездовым и был стрелком. А, как потери возрастали, Единогласно, всем полком, Как фельдшера его признали.
    Он рядом был всегда в бою. За спины наши не совался, И, не боясь за жизнь свою — Как мы, с врагом он смело дрался. Гордятся дети и внучата, Что он не дрогнул в смертный час, И Будапешт, Петром спасенный, Сегодня помнит про всех нас!
    С ним начинал я из Кубани Врага громить в сорок втором, Когда на танках посылали. Идти по минам на пролом. Комбриг Филиппов добровольцев. На «бронь» ведущих посадил, Чтоб молотками «влево — вправо» Сигналом танк вперед водил.
    Не ждали нас на минном поле, Когда к мосту прорвались мы, У горной речке появились И, уничтожили посты. Но шнур бикфордов тлел змеею, И мы, с Чмелем, рысцой тогда Бежали к смерти выдыхаясь, Обрезать шнур как провода.
    А танк, оставленный у речки, Перевернулся на бугре. Погиб десант, а я остался,- Покрова помогала мне. За мост, спасенный в ноябре (Как было принято везде) Филиппов, позабыв о нас, Представлен был тогда к Звезде.
    Пройдет всего десяток лет, Меня узнает генерал, Когда я в Чопе для него Купе в вагоне подбирал. Напомню я ему прорыв, И мост, спасенный для бригады, Друзей погибших вспомним мы, И встречи этой будем рады…

    А про награду я не вспомню, Она была мне не нужна. Я победить врага старался, А слава…уж не так важна. Пусть генералы, маршала, Гордятся нами дни и ночи, А мы, старались все, всегда, — Смотреть, родне открыто в очи!

    Журба Петр Аксентьевич, 1912 года рождения. Призванным был в ряды Красной Армии в станице Кореневской, Краснодарского края в 1942 году. Старшина-коновод прошел с боями до Берлина в составе 1077 стрелкового полка, 316-й стрелковой, Темрюкской, дважды Краснознаменной дивизии, форсировал Дунай. Исполнял обязанности фельдшера в батальоне Невпряги, Набоченко и Косицина. Его внучка: Кафанова Алена Александровна, ученица 9 класса Краснодаской средней школы № 51 пишет историко- исследовательские работы о боевом пути своего дедушки и является лауреатом патриотических премий на Кубани.
    Филиппов Георгий Николаевич — командир 14-й мотострелковой бригады 26-го танкового корпуса 5-й танковой армии Юго-Западного фронта, подполковник. Родился 23 декабря 1902 года в Петербурге (в 1924-91 годах – Ленинград, с 1965 года – город-герой, с 1991 года – Санкт-Петербург) в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1928 года. Образование среднее.В Красной Армии с 1922 года. Боевой путь начал чекистом, сражаясь с бандитами в Закавказье. В 1925 году окончил пехотную школу в столице Грузии — городе Тбилиси, а в 1933 году – Военную академию имени М.В. Фрунзе. Командовал 83-м стрелковым полком на Дальнем Востоке, во главе которого в августе 1942 года прибыл на фронт Великой Отечественной войны, в составе 34-й стрелковой дивизии. А затем с первых дней формирования возглавил 14-ю мотострелковую бригаду.Командир 14-й мотострелковой бригады (26-й танковый корпус, 5-я танковая армия, Юго-Западный фронт) подполковник Георгий Филиппов отличился в ходе контрнаступления под Сталинградом (с 1961 года – Волгоград, с 1965 года – город-герой). В ночь на 23 ноября 1942 года во главе передового отряда корпуса бесстрашный офицер смелым налётом захватил мост через реку Дон, отразив несколько контратак противника.
    Несмотря на нехватку сил в отряде, подполковник Филиппов Г.Н. атаковал хутор Калач (с 1951 года и ныне — город Калач-на-Дону Волгоградской области), который с подходом передовых частей 26-го танкового корпуса был взят.
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года за умелое командование мотострелковой бригадой, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм подполковнику Филиппову Георгию Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 903). Под руководством отважного комбрига вверенная ему бригада в декабре 1942 года стала 1-й гвардейской мотострелковой бригадой, которой Г.Н. Филиппов командовал до сентября 1944 года.11 марта 1944 года полковнику Филиппову Г.Н. присвоено воинское звание «генерал-майор танковых войск».14-я – 1-я гвардейская мотострелковая бригада за тот период, когда ею командовал Г.Н. Филиппов, неоднократно отмечалась в сводках Совинформбюро и в приказах Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Гвардейцы-мотострелки бригады Филиппова, в составе войск Белорусского и 1-го Белорусского фронтов (1-й гвардейский танковый корпус, 65-я армия) отличились в боях по освобождению Белоруссии, а именно, — в ходе Гомельско-Речицкой, Калинковичско-Мозырской, Бобруйской, Минской наступательных операций, а также в ходе наступления на барановичско-брестском направлении. С сентября 1944 года генерал-майор танковых войск Филиппов Г.Н. — заместитель командира 4-го механизированного и 1-го танкового корпусов. После войны мужественный военачальник продолжал службу в армии. В 1954 году он окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генерального штаба. С 1957 года занимал пост заместителя командующего войсками Ленинградского военного округа — начальника управления боевой подготовки. С 1959 года генерал-лейтенант Филиппов Г.Н. — в запасе, а затем в отставке. Жил в городе-герое Ленинграде. Скончался 7 апреля 1978 года. Похоронен в городе-герое Ленинграде — Санкт-Петербурге на Северном кладбище (Еловый участок). Награждён тремя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Суворова 2-й степени, двумя орденами Кутузова 2-й степени, медалями.
    «…основную задачу по окружению сталинградской группировки противника решали танковые корпуса, в частности соединение А.Г. Родина. Главным в достижении этой цели теперь становилось быстрое и внезапное овладение Калачом. Дело осложнялось тем, что он находился на противоположном берегу Дона. Мы с Г.С. Родиным из опыта июльских боёв 1-й танковой армии хорошо знали, как важно захватить врага врасплох при форсировании реки. Идеальным было бы овладение мостом непосредственно против Калача. Именно по нему в конце июля проходил 28-й танковый корпус Г.С. Родина. По имевшимся у нас данным, мост пока действовал. Но гитлеровцы в любой момент могли его взорвать. Кроме этой были ещё две переправы: одна — севернее города, в районе хутора Березовский; другая — нестационарная, на понтонах — южнее, близ хутора Черкасов.
    Узнав от А.М. Василевского, что мы с Георгием Семёновичем Родиным являемся ветеранами июльских боёв под Калачом, Н.Ф. Ватутин приказал нам совместно с А.Г. Родиным и его начальником штаба полковником А.М. Павловым продумать до мелочей план и подготовить всё необходимое для захвата переправы. Прежде всего, предстояло подобрать командиров и подразделения, способных успешно выполнить эту нелёгкую задачу. После короткого, но острого обсуждения пришли к выводу, что более всего подходят мотострелки, танкисты и разведчики. Выбор был остановлен на двух ротах 14-й мотострелковой бригады, пяти лучших экипажах Т-34 из 157-й танковой бригады и взводе разведчиков 15-го отдельного разведбатальона, посаженных на бронемашины.
    Относительно того, кому возглавить отряд, колебались недолго. Это — подполковник Георгий Николаевич Филиппов, так как основную массу воинов в отряде составляли мотострелки, которых он отлично знал. Естественно, учли его личные качества и боевой опыт по характеристике А.Г. Родина.
    …Ясно было, что вслед за передовым отрядом надлежало идти соединению, способному самоотверженно и умело закрепить и развить его успех или, при неблагоприятных обстоятельствах, выручить из беды. Таким соединением мы посчитали 19-ю танковую бригаду во главе с ее командиром полковником Н.М. Филиппенко.
    Отряду Г.Н. Филиппова предстояло пройти около 20 километров по маршруту Остров — Калач. Сделать это можно было только ночью, в надежде, что в тылах врага после прорыва нами фронта нет уже прежнего порядка. В этих условиях, полагали мы, только дерзкие, рискованные действия сулят быстрый успех, в противном случае операция может затянуться.
    В 3 часа ночи 22 ноября, сразу взяв предельно возможную скорость, с включенными фарами бронемашин и грузовиков, отряд Г.Н. Филиппова устремился из Острова на Калач. Наш расчёт оказался правильным: уверенно двигавшаяся мотоколонна была принята немцами и румынами за свою. Она преодолела наиболее опасные первые километры без единого выстрела. Примерно на полдороге отряд встретил повозку. Её возчик, назвавшись местным жителем Гусевым, сообщил, что основная переправа напротив Калача недавно взорвана, но хороший, надёжно, с немецкой скрупулезностью укреплённый мост у хутора Березовский остался в сохранности, и обороняется сравнительно небольшими силами. Гусев брался провести отряд к Березовскому по хорошей дороге. В пути он рассказал Филиппову о примерном расположении немецкой охраны моста.
    В 6 часов утра, по-прежнему в темноте, отряд беспрепятственно подошёл к переправе. Три танка, две бронемашины и три грузовика с мотопехотой проскочили через мост на левый берег, не вызвав у охраны ни малейшей тревоги. Тогда оставшаяся на правом берегу часть отряда по сигналу Филиппова в скоротечном ожесточенном бою расправилась со столь «бдительно» охранявшим мост подразделением гитлеровцев. После этого она быстро разминировала мост и сама заняла оборону, использовав хорошо подготовленные позиции противника. Головная же часть отряда сделала попытку с ходу ворваться в Калач. Это ей первоначально удалось, но затем она была выбита оттуда превосходящими силами гитлеровцев. Г.Н. Филиппову пришлось организовать круговою оборону переправы по обе стороны Дона.
    Трудно передать словами то нетерпеливое чувство, с каким мы на КП фронта ждали известий о рейде отряда. Наконец поступила радиограмма, что мост захвачен. Теперь начались волнения по поводу того, удастся ли его удержать до подхода 19-й танковой бригады Н.М. Филиппенко. Ждать пришлось до 17.00 22 ноября, когда танкисты вышли к Дону. Они соединились с передовым отрядом и к 20 часам сосредоточились в лесу северо-западнее Калача. Утром 23 ноября этого района достигли и остальные силы 14-й мотострелковой бригады, а 157-я танковая бригада вышла к реке непосредственно против западной окраины Калача.
    Здесь я позволю себе небольшое «лирическое отступление». Надо сказать, что в успехе этой операции, в которой первоначально участвовало всего-то каких-нибудь 300 штыков, как выражались раньше, и которая равнялась по значению действиям целого корпуса, громадную роль сыграло довольно редкое сочетание в характере её главного героя смелости, доходившей порой до бесшабашности, с дотошностью при исполнении всех деталей уставных положений. Это сказалось, в частности, в создании им за кратчайший срок неприступной для врага круговой обороны. Можно было лишь поражаться, как удалось ему предусмотреть все мелочи в организации огня и манёвра крайне малочисленными средствами и удерживать переправу минимальными силами в течение 12 часов против многократно превосходящего во всех отношениях противника.
    Необычайную смелость и я сказал бы подлинный профессионализм проявил и полковник Н.М. Филиппенко, сумевший провести свою бригаду с жестокими боями, но почти без потерь. Ведь вражеское командование, прошляпив рейд Г.Н. Филиппова, всполошилось не на шутку и делало всё, чтобы не допустить выхода дополнительных сил к единственной переправе через Дон в данном районе.
    В этой связи хочу сказать, что пестовать, поощрять и прославлять надобно не только тех, кто вершит большие дела, занимая высокие посты, но и в не меньшей мере тех, кто на скромной должности трудится профессионально, с инициативой, самозабвенно, самоотверженно. Ведь два этих офицера почти с одинаковыми фамилиями — русский и украинец — своими действиями сохранили жизни сотен, а может быть и тысяч, своих соратников, которым пришлось бы пожертвовать собой, если бы овладение переправой вылилось в затяжное сражение. На мой взгляд, эти два побратима заслуживают памятников в Калаче или Волгограде. Филиппов и Филиппенко долго затем командовали бригадами (Филиппенко так до конца службы и остался на подобной же должности), но пользы армии и Отечеству они принесли несравненно больше, чем некоторые скороспелые выдвиженцы, заваливавшие дело на крутых служебных высотах».

    (Иванов С.П. «Штаб армейский, штаб фронтовой». — М.: Воениздат, 1990, стр. 470-473)
    Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем
    Источники Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Т.2. М., 1988
    Иду на таран. — Волгоград: Нижне-Волж. кн. изд., 1978
    Казарьян А.В. Война, люди, судьбы. Книга 4. Ереван, 1984

    Патриотический интернет-проект «Герои Страны»

    Глинка Дмитрий Борисович — лётчик истребитель, помощник командира воздушно-стрелковой службы 45-го/100-го гвардейского истребительного авиационного полка 4-й воздушной армии.

    Родился 10 декабря 1917 года в селе Александров Дар (ныне Днепропетровской области, Украина) в семье шахтёра. Украинец. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года.

    В Красной/Советской Армии с 1937 года. В 1939 году окончил военно-авиационную школу.

    В Великую Отечественную войну в истребительной авиации. В январе 1942 года, в Крыму, в составе 45-го истребительного авиационного полка Д.Б. Глинка совершил свой первый боевой вылет, которых за годы войны у него будет около трёхсот: в небе над Крымом, Кубанью, Харьковом, Сандомирским плацдармом, Яссами и гитлеровской Германией.

    Но особо отличился лётчик-истребитель Д.Б. Глинка в боях на Кубани, слава о котором буквально гремела по всему Северо-Кавказскому фронту. В апреле 1943 года помощник командира воздушно-стрелковой службы 45-го истребительного авиационного полка 216-й смешанной авиационной дивизии 4-й Воздушной армии старший лейтенант Глинка Д.Б., совершивший 146 боевых вылетов, имел на личном счету 15 вражеских самолётов.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1943 года за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Глинке Дмитрию Борисовичу было присвоено звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 906).

    Коллективный подвиг воинов 45-го истребительного авиаполка был отмечен преобразованием его в 100-й гвардейский истребительный авиационный полк, и разя врага под гвардейским знаменем, отважный лётчик Д.Б. Глинка приумножил счёт вылетам и сбитым самолётам противника. К августу 1943 года на боевом счету помощника командира по воздушно-стрелковой службе 100-го гвардейского истребительного авиационного полка 9-й гвардейской истребительной авиационной дивизии 4-й Воздушной армии гвардии капитана Глинки Д.Б. значились 29 лично сбитых им самолётов врага в проведённых им 62-х воздушных боях.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года Дмитрий Борисович Глинка был удостоен второй медали «Золотая Звезда».

    По окончании войны Д.Б. Глинка продолжил военную службу в ВВС. Командовал полком, учился в Военно-воздушной академии, которую окончил в 1951 году, став в том же году гвардии полковником, был заместителем командира истребительной авиационной дивизии. С 1960 года — в запасе. Работал в Гражданской авиации. Был депутатом Верховного Совета СССР 2-го созыва.

    Жил в Москве. Умер 1 марта 1979 года. Похоронен в Москве, на Кунцевском кладбище (участок 9-3).
    Родился 14 (27) сентября 1914 года в городе Кривой Рог Днепропетровской области ( Украина ), в семье рабочего. В 1928 году окончил 7 классов, в 1929-м — пошёл работать на шахту. В 1934 году окончил горный техникум, работал сменным техником. Одновременно учился в аэроклубе. В 1936 году окончил школу лётчиков Гражданского Воздушного Флота в городе Херсоне и был оставлен в ней лётчиком — инструктором. С 31 декабря 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил 8-ю Одесскую военную авиационную школу пилотов имени П. Д. Осипенко. Служил в ней лётчиком — инструктором.

    С июня 1941 года лейтенант Б. Б. Глинка в действующей армии. С марта 1943 года по июнь 1944 года служил в 45-м ИАП ( 100-м ГвИАП ); с июня по июль 1944 года — в 16-м ГвИАП. Воевал на Крымском, Северо — Кавказском, Закавказском, 4-м, 2-м и 1-м Украинском фронтах.

    К концу апреля 1943 года адьютант эскадрильи 45-го истребительного авиационного полка ( 216-я смешанная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Северо — Кавказский фронт ) лейтенант Б. Б. Глинка совершил 200 боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 10 самолётов противника.

    24 мая 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

    14 июля 1944 года сбит в воздушном бою, из-за полученных травм больше не летал. Всего выполнил около 300 боевых вылетов, сбил 31 самолёт противника.

    После войны продолжал служить в ВВС. В 1952 году окончил Военно — Воздушную академию. Служил в Борисоглебском военно — авиационном училище, затем в Центре подготовки космонавтов. Гвардии полковник Б. Б. Глинка умер 11 мая 1967 года после тяжёлой болезни. Похоронен в Звёздном городке Московской области.

    Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени ( трижды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалью «За боевые заслуги» и другими.
    Награждён орденом Ленина (1943), 5 орденами Красного Знамени (сентябрь 1942, октябрь 1942, 1943, 1944, 1955), орденами Отечественной войны 1-й степени (1943), Александра Невского (1945), 2 орденами Красной Звезды (1955, 1956), медалями.

    Бронзовый бюст Героя установлен в городе Кривой Рог.

    К началу 1943 года. Дислоцируясь в Яндяево, бригада доукомплектовывалась полученной боевой материальной частыю и личным составом согласно штатному расписанию. 52-я танковая бригада имела 41 боевую машину, из которых было 24 Т-34 и 17 Т-60. На основании боевого распоряжения штаба Бронетанкового управления Северной группы войск Закавказского фронта от 1 января 1943 г., войдя в оперативное подчинение командующего 58-й армией, бригада к 9.00 1 января 1943 г. сосредоточилась в Вознесенской, где получила задачу форсировать реку Терек и совместно с 617-м отдельным дивизионом быть в готовности к наступательным действиям в общем направлении на Прохладный. 5 января 1943 года. Переправившись через реку Терек к 3.00 5 января 1943 г., танковая бригада сосредоточилась на западной окрестности Моздока и получила задачу к исходу дня 5 января овладеть Прохладным. Произведя предварительную разведку и выслав впереди себя разведдозор в составе 6 танков с десантом автоматчиков, 52-я танковая бригада перешла в наступление нa Прохладный. На пути пришлось преодолевать не только упорное сопротивление противника, но и серьезные инженерные препятствия, восстанавливать своими средствами разрушенные мосты. Пекле двухчасового боя бригада к 13.00 5 января 1943 овладела городом и железнодорожной станцией Прохладный, уничтожив при этом до двух рот пехоты противника. Бригадой захвачены трофеи: одна 37 мм пушка, 15 мотоциклов, склад с авиабомбами, склад с автозапчастями, склад со снарядами, много винтовок и патронов к ним; взяты в плен 3 солдата. Потерь в матчасти бригада не имела; ранен 1 человек. Боевым распоряжением штаба 58-й армии от 5 января 1943 г. бригада получила задачу к исходу этого дня выйти в район Солдатской, в дальнейшем наступать на Ново-Павловскую и отрезать пути отхода противника в северо-западном направлении. Встречая незначительное сопротивление, бригада к 12.00 овладела Солдатским и к 14.00 вышла в район Ново-Павловской, где встретилась с организованным противотанковым районом противника, сильно укрепленным инженерными сооружениями и насыщенным артиллерией. Произведя разведку флангов противотанкового района и, найдя обход, бригада основными силами повела наступление с правого фланга, одновременно частью сил демонстрируя выступление по фронту вдоль дороги. 6 — 7 января 1943 года. Уничтожив противотанковый район противника, 6 января 1943 года части бригады овладели Ново-Павловской. В результате боя 6 и 7 января 1943 года бригада потеряла: сожженным 1 танк Т-60. Убито 2 человека, ранен 1 человек. Было уничтожено 2 танка противника, 2 орудия и более взвода пехоты, взято в плен 12 солдат. В числе захваченных трофеев — 8 мотоциклов, 36 станковых пулеметов, одна 37-мм пушка, 300 тыс. авиабомб разного калибра и неисправный самолет «Хейнкель-111″. На основании боевого приказа Северной группы войск ЗКФ с 7 января 1943 года 52 тбр вошла в танковую группу подполковника Филиппова и в оставшиеся дни января месяца действовала в составе ее частей. 7 января 1943 года. С рассветом, на основании боевого приказа штаба танковой группы, части группы двумя колоннами, преследуя отходящего противника, перешли в наступление в направлении Минеральных Вод, имея задачей овладеть Георгиевском и в дальнейшем наступать на Минеральные Воды. 140-я, 207-я тбр, 266-й отб совместно с 863-м ИПТАП и одним батальоном 62-й сбр, составили первую колонну. 52-я тбр, 562-й отб совместно с 117-м ИПТАП и двумя батальонами 62-й сбр, составили вторую колонну. Ведя бои с арьергардными частями противника, усиленными артиллерией и танками на рубеже Ярославский, Ново-Павловская части танковой группы к исходу дня вышли на рубеж Пегушин-Новопавловское, где сосредоточились, продолжая вести боевую разведку в районе Орловского. 8 января 1943 года. Продолжая выполнение боевой задачи, 52-я тбр совместно с 562-м отб в первой половине дня, преодолев сопротивление противника, овладела станицами Аполонская, Старо-Марьинская. На рубеже Старо-Марьинская, совхоз Комсомолец части танковой группы были остановлены противотанковым рвом и сильным артиллерийским огнем противника и, перейдя к обороне, в течение ночи на 9 января вели разведку обхода противотанкового рва и огневой системы немецких войск. За день боевых действий 8 января частями группы уничтожено свыше двух рот пехоты противника, 3 автомашины с пехотой, 5 противотанковых орудий; подавлен огонь 3 минометных батарей, захвачено большое количество снарядов и авиабомб; взято в плен 17 солдат противника. 9 января 1943 года. В течение дня 52-я тбр и 562-й отб, оставались на достигнутом рубеже, ограничиваясь ведением боевой разведки, подтягивая отставшую матчасть и устраняя мелкие неисправности в боевых машинах. 10 января 1943 года. В 7.00 52-я тбр и 562-й отб перешли в наступление, сломив сопротивление противника, к 10.00 овладели Незлобной, а затем с хода ворвались на восточную окраину Минеральных Вод. В результате боя за эти населенные пункты уничтожено 7 танков противника, 50 автомашин, 3 железнодорожные дрезины с прицепами и до двух рот пехоты. Разбито 2 железнодорожных эшелона с военными грузами. Противник оставил колонну автомашин до 200 единиц и большое количество военного имущества. В 20.00 того же дня противник 20 танками внезапно контратаковал 52-ю тбр и после получасового боя отошел в восточном направлении. В результате контратаки противника были подбиты 4 танка Т-26, 1 танк Т-60 и 2 автомашины. За день боев 52-я тбр и 562-й отб потеряли: сожжено 2 танка, подбито 8 танков; убито 5 и ранено 20 человек. 11 января 1943 года. 52-я тбр совместно с 562-м отб и двумя батареями 863-го ИПТАП во взаимодействии с 131-й сбр в течение дня выполняли задачу по овладению Минеральными Водами, и к исходу дня полностью очистили город от противника. 12 января 1943 года. Боевым распоряжением штаба бронетанкового управления 9-й Армии танковой труппе была поставлена задача: овладеть Канглы, с последующей задачей действовать в направлении Курсавки. Выполняя поставленную задачу к исходу дня, части танковой группы овладели Канглы. В боях за день уничтожено: 2 противотанковых орудия, 4 станковых пулемета, 12 мотоциклов, 30 автомашин с грузами и взвод пехоты противника. Среди захваченных трофеев: 2 железнодорожных эшелона с грузами, 2 самолета, 75-мм пушка, 30 неисправных танков и 70 неисправленных автомашин. Части танковой группы потеряли: подбитыми — 2 Т-34; убитыми — 3 и ранеными — 7 человек. 16 января 1943 года. 52-я тбр с двумя батареями 863 ИПТАП в 10.00 перешла в наступление на Курсавку в обход с севера и, преодолев сопротивление противника, к 14.00 вышла в район развилки дорог 3 км севернее Курсавки. Остановленная сильным артиллерийским огнем противника, перешла к огневому бою из засад. В 13.00 того же дня противник силами до роты пехоты, поддержанной 13 танками, контратаковал бригаду; контратака была отбита и к исходу дня бригада закрепилась на достигнутом рубеже в 3 км севернее Курсавки. В результате боя 52-я тбр уничтожила 2 противотанковых орудия противника, 2 станковых пулемета с расчетами и до взвода пехоты. Потери бригады: подбито 2 Т-34, ранено 4 младших командира. 17 января 1943 года. 52 тбр, наступая в направлении Водораздел, к 14.00 вышла с боем в район Рабочего поселка, потеряв при этом 2 танка Т-34, один из которых сгорел. Выли убиты 3 и ранено 2 человека. 18 января 1943 года. Части танковой группы получили задачу выйти в район Дворовый, имея задачу с утра по овладению Невинномысской, 52-я и 2-я тбр с двумя батареями 863-го ИПТАП в 12.00 перешли в наступление и к 18.00 вышли в район 8 км юго-восточнее Невинномысской. 19 января 1943года. На достигнутых рубежах 52-я, 2-я и 140-я тбр получили приказание на основании боевого распоряжения штаба бронетанкового управления Северной группы от 18 января 1943 г. перейти в состав танковой группы подполковника Титова, где и действовали в оставшиеся дни января месяца. 7 февраля 1943 года переформирована в 34-ю Гвардейскую танковую бригаду.

    Будапешт.

    Когда блокировали город,
    И враг задаваться не хотел
    Нам каждый час был очень дорог
    И в стужу, наш солдат потел.
    А я, как будто в забытье
    От роты с Кардашом ушел
    И в полустанке в тыл к врагу
    На одну станцию зашел.
    Нам с ординарцем вдруг в глаза
    Десятка три врага глядели
    Они не знали что мы двое
    И все, как будто онемели.
    То были венгры, и война
    Солдата каждого достала
    И не моя уж тут вина
    Что убивать их не устал я.
    Но, здесь, как будто Бог велел
    Убрать руку мне от затвора.
    По-детски я на них смотрел,-
    Как на поймавшегося вора.
    Они, как я, все молодые
    Прося пощады у меня
    Немыми взглядами смотрели,
    Как поступлю с их жизнью я.
    По радиостанции связались
    С Моженком мы: «Что делать нам?»
    (Мы тоже с Сашкой испугались),
    Но трусить было уже срам!
    «Давай в расход их! Возвращайся!
    Ты ночью их не доведешь!
    На десять верст ты оторвался.
    Еще дорогу не найдешь!»

    Нам жалко стало, в первый раз,
    За всю войну стрелять в солдата,
    И я не выполнил приказ,-
    Довел врага я в плен к комбату.
    Но перед этим, по сноровке,
    Под дулом друга – автомата,
    Я всех плененных напоил
    Вином венгерским из муската.
    Лишь через двадцать лет спустя,
    Я в Львове встречу офицера-
    Начальник штаба венгрполка
    Узнал глаза как взгляд прицела.
    …А мог бы просто и не быть
    Он передо мною того дня,
    Мог не дышать, мог не любить,
    Мог не стоять возле меня…
    Да. Совесть мы не растеряли,
    Но, каждый день и много раз,
    Друг — друга цельно убивали,
    Хотя Господь один для нас!
    И через много лет спустя,
    Смотреть в глаза я не устану,
    Солдатам своего полка,-
    Пока дышать не перестану!

    Хотим войны, не воевать!

    Войны! Войны! Давай войны!
    Кричат политики сегодня.
    За что боролись тогда мы?!
    Примет ли вас земля Господня?!
    Там, возле Бога, все друзья,
    Терять которых мы устали,
    Там скоро буду, знаю я,
    Мои друзья меня там ждали.
    Я им поведаю как вы,
    Забыв про нас, уж не идете
    До обелисков в день весны,
    Друг — друга каждый день клянете.
    Заплачут там мои друзья,
    И грустно, юность вспоминая,
    Споют опять про Будапешт,
    Про, день сегодняшний не зная.
    Невмоготу, но я иду,
    На палку тело перенося,
    Среди детей тепло найду,
    Не упаду! (Про боль не спросят).
    На небесах мои друзья,
    И им, и мне не безразлично:
    Что сделал ты, что б видел я
    Моим друзьям за подвиг личный?!

    Как трудно было,- изнемог!
    Примчаться к вам мне в третий раз,
    Но я приехал! Я, ведь, смог!
    А у «чинуши» дрогнул глаз!
    У них другой сегодня бой:
    «Корыта» ждут опять раздела!
    Они не встретились со мной,
    Какое им к Герою дело?!
    Он захотел, чтоб с костылем,
    К нему явился поднадзорным,
    Что б разрешить уж мне тогда
    Не быть средь вас «волком позорным»!
    За то, что в лед бросался я,
    Тогда у берега Дуная,
    За то, что жизни не щадя,
    Сил не жалел, друзей спасая!
    И лист осенний от стыда,
    Краснея, крону оставляет,
    «Ни пуха вам, и не пера!»
    Беззвучно всем нам пожелает.
    Моих, сегодня, всех друзей,-
    Десант с глубокого Дуная,
    Несем для школьников в музей,-
    Мы поименно всех узнаем!

    Дядин стих.
    Для «черствяков» я расскажу,
    Про дядин стих, пускай услышат.
    И фильм ребятам покажу,
    Про тех, кто уж давно-давно не дышит.
    Как ветераны в мирный час,
    К могилам братским все спешили,
    И там клялись, что подвиг их
    После войны не позабыли.
    А.П. КОСЫЦИНУ в день 60- летия.
    «Наверное, немало громких фраз
    Дала тебе сегодняшняя дата,
    Как исключение, прими на этот раз
    Стихи от друга фронтового, от солдата.
    Хвалить, учить и порицать тебя
    Я не имею права и не смею,
    Но вот, как воина бесстрашного любя,
    Тебя я поздравляю, как умею.
    Не можем мы ругать свою судьбу:
    Была война, и все теряли близких,
    Но мы с тобой, с «Максимом» на горбу
    Прошли с боями от Днепра до Альп Австрийских.
    Тебе досталось больше, чем другим…
    Незабываем тиф, раненье у Черткова,
    Но ты был нужен нам и был незаменим,
    Поэтому в свой полк ты возвращался снова.

    Как часто нам, былое воскрешая,
    Воспоминанья бьют, не в бровь, а в глаз.
    Хотя бы то, как полководцев воображая,
    Мы драли с планера немецкий плексиглас.
    Плацдарм последний, трудный, за Дунаем,
    Невзгод войны — никто не замечал…
    Прошло уж 40 лет, а мы все вспоминаем,
    Как ты для нас «медпомощь» доставлял.
    Мы были молоды: Дунай переплывали,
    Под Пельней попадали в переплет,
    На маршах «кожух, короб, рама» — распевали
    Врага громили, честно шли вперед.
    И вот сегодня, с Юбилеем поздравляя,
    Я откровенно и с волненьем говорю,
    Тебе, твоим родным счастливых дней желаю,
    От имени полка тебя благодарю:
    За то, что в жизни многого добился,
    Героем, генералом видным стал,
    Что как ученый, как писатель, отличился,
    На пользу Родине трудиться не устал.
    Что в нашей памяти ты — просто Саша!
    Поручик — пулеметчик, верный друг.
    Ты гордость и забота, Совесть наша,
    Ты — Наша молодость, прошедшая невдруг.
    Что годы не смогли тебя переменить,
    Что фронтовая дружба остается в силе…
    Прошу меня за слабый стих простить
    С приветом!
    Фронтовик, Набоченко Василий!»
    Вот так, по-братски, поздравляли
    Фронтовики друзей своих.
    Они тогда еще не знали,
    Что ты забудешь подвиг их!
    Чтоб умереть среди друзей,
    С концов Союза возвращались
    К окопам вдоль больших полей,
    И там Герои оставались!
    Не стало Сашки через год.
    Он мне сказал: «Ты посмотри!
    Как вспомнит нас простой народ
    Через годок, иль тридцать три!»
    Мне есть ему чего сказать
    В свой судный день про вас, друзья.
    Не буду я его дерзать:
    Ведь правду скрыть ему нельзя.
    И запоет Александров,
    С Приморск -Ахтырска Саше песню
    Как мы боролись все с врагом,
    Как побеждали зло мы вместе.
    Как через годы, обнаглев,
    Другие ищут только славы,
    Чьи ордена ты, друг, надев?
    Стоишь как швед возле Полтавы?!

    «С войны не все солдаты возвратились…
    Погибли, чтобы жили я и ты,
    И чтоб, во время мира, воплотились
    В действительность их светлые мечты!
    Они к Победе шли упрямо – лавой
    От пуль фашистских заслоняя нас,
    Не требуя ни почестей, ни славы,
    Как требуют живущие сейчас».
    Я знал тогда — нет здесь моей вины,
    Что дети их не возвратились с фронта.
    Не автором был я законов той войны,-
    Не мог я победить тогда экспромтом!
    Но больно мне, до слез, смотреть в глаза
    Их матерям попозже стало,
    Ведь я был командир, для сына твоего,
    В ответе боль металась неустанно!
    Забрала много та война,
    Людей не писаным каноном.
    Пусть вечным пухом будет им земля
    В кубанских, и в чужих венгерских склонах!
    Уж выплакались те, кто плакал по всех нас,-
    Мы по погибшим выплакались всех,
    Но где ж тогда веселый детский глас?
    Про счастье, про любовь веселый смех?
    А дети наши, в поисках войны,
    В политике и лжи погрязли больно.
    А были хоть разок в атаке вы?
    И кто посмел отдать команду «вольно»?!
    Как вы смогли так быстро предать нас?
    За доллар, «иномарку», просто дачу?
    Смотрю сейчас политикам не в бровь, а в глаз,
    Слез нет, но я, без них рыдая, горько плачу!
    Сидим в квартире львовской: смотрим фильм.
    Мы видим, фронтовик Василий плачет.
    И слезы не бегут его щекой. Их просто нет!.
    А в кадре,- конница, к предместью скачет.
    Вот в Будапеште медсестра
    Плечо, подставив, переносит командира,
    И Вася узнает любимый свой планшет
    В крови пропитанном, прострелянном мундире!

    Косицин Александр Павлович, 1925 г. рождения. В конце 1943 года окончил пулеметную школу командиров и был направлен командиром пулеметной роты в 1077-й СП, 316- СД дивизии. Указом Президиума Верховного Совета за мужество при форсировании Дуная 2

    Отзыв от Александр — 17.12.2012 в 16:01
  9. «Ведущий» танка на Кубане.

    Журба Петро, из Кореневской Со мной Европу прошагал. Свою станицу на Кубани Он на привалах вспоминал. Был ездовым и был стрелком. А, как потери возрастали, Единогласно, всем полком, Как фельдшера его признали.
    Он рядом был всегда в бою. За спины наши не совался, И, не боясь за жизнь свою — Как мы, с врагом он смело дрался. Гордятся дети и внучата, Что он не дрогнул в смертный час, И Будапешт, Петром спасенный, Сегодня помнит про всех нас!
    С ним начинал я из Кубани Врага громить в сорок втором, Когда на танках посылали. Идти по минам на пролом. Комбриг Филиппов добровольцев. На «бронь» ведущих посадил, Чтоб молотками «влево — вправо» Сигналом танк вперед водил.
    Не ждали нас на минном поле, Когда к мосту прорвались мы, У горной речке появились И, уничтожили посты. Но шнур бикфордов тлел змеею, И мы, с Чмелем, рысцой тогда Бежали к смерти выдыхаясь, Обрезать шнур как провода.
    А танк, оставленный у речки, Перевернулся на бугре. Погиб десант, а я остался,- Покрова помогала мне. За мост, спасенный в ноябре (Как было принято везде) Филиппов, позабыв о нас, Представлен был тогда к Звезде.
    Пройдет всего десяток лет, Меня узнает генерал, Когда я в Чопе для него Купе в вагоне подбирал. Напомню я ему прорыв, И мост, спасенный для бригады, Друзей погибших вспомним мы, И встречи этой будем рады…

    А про награду я не вспомню, Она была мне не нужна. Я победить врага старался, А слава…уж не так важна. Пусть генералы, маршала, Гордятся нами дни и ночи, А мы, старались все, всегда, — Смотреть, родне открыто в очи!

    Журба Петр Аксентьевич, 1912 года рождения. Призванным был в ряды Красной Армии в станице Кореневской, Краснодарского края в 1942 году. Старшина-коновод прошел с боями до Берлина в составе 1077 стрелкового полка, 316-й стрелковой, Темрюкской, дважды Краснознаменной дивизии, форсировал Дунай. Исполнял обязанности фельдшера в батальоне Невпряги, Набоченко и Косицина. Его внучка: Кафанова Алена Александровна, ученица 9 класса Краснодаской средней школы № 51 пишет историко- исследовательские работы о боевом пути своего дедушки и является лауреатом патриотических премий на Кубани.
    Филиппов Георгий Николаевич — командир 14-й мотострелковой бригады 26-го танкового корпуса 5-й танковой армии Юго-Западного фронта, подполковник. Родился 23 декабря 1902 года в Петербурге (в 1924-91 годах – Ленинград, с 1965 года – город-герой, с 1991 года – Санкт-Петербург) в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1928 года. Образование среднее.В Красной Армии с 1922 года. Боевой путь начал чекистом, сражаясь с бандитами в Закавказье. В 1925 году окончил пехотную школу в столице Грузии — городе Тбилиси, а в 1933 году – Военную академию имени М.В. Фрунзе. Командовал 83-м стрелковым полком на Дальнем Востоке, во главе которого в августе 1942 года прибыл на фронт Великой Отечественной войны, в составе 34-й стрелковой дивизии. А затем с первых дней формирования возглавил 14-ю мотострелковую бригаду.Командир 14-й мотострелковой бригады (26-й танковый корпус, 5-я танковая армия, Юго-Западный фронт) подполковник Георгий Филиппов отличился в ходе контрнаступления под Сталинградом (с 1961 года – Волгоград, с 1965 года – город-герой). В ночь на 23 ноября 1942 года во главе передового отряда корпуса бесстрашный офицер смелым налётом захватил мост через реку Дон, отразив несколько контратак противника.
    Несмотря на нехватку сил в отряде, подполковник Филиппов Г.Н. атаковал хутор Калач (с 1951 года и ныне — город Калач-на-Дону Волгоградской области), который с подходом передовых частей 26-го танкового корпуса был взят.
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года за умелое командование мотострелковой бригадой, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм подполковнику Филиппову Георгию Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 903). Под руководством отважного комбрига вверенная ему бригада в декабре 1942 года стала 1-й гвардейской мотострелковой бригадой, которой Г.Н. Филиппов командовал до сентября 1944 года.11 марта 1944 года полковнику Филиппову Г.Н. присвоено воинское звание «генерал-майор танковых войск».14-я – 1-я гвардейская мотострелковая бригада за тот период, когда ею командовал Г.Н. Филиппов, неоднократно отмечалась в сводках Совинформбюро и в приказах Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Гвардейцы-мотострелки бригады Филиппова, в составе войск Белорусского и 1-го Белорусского фронтов (1-й гвардейский танковый корпус, 65-я армия) отличились в боях по освобождению Белоруссии, а именно, — в ходе Гомельско-Речицкой, Калинковичско-Мозырской, Бобруйской, Минской наступательных операций, а также в ходе наступления на барановичско-брестском направлении. С сентября 1944 года генерал-майор танковых войск Филиппов Г.Н. — заместитель командира 4-го механизированного и 1-го танкового корпусов. После войны мужественный военачальник продолжал службу в армии. В 1954 году он окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генерального штаба. С 1957 года занимал пост заместителя командующего войсками Ленинградского военного округа — начальника управления боевой подготовки. С 1959 года генерал-лейтенант Филиппов Г.Н. — в запасе, а затем в отставке. Жил в городе-герое Ленинграде. Скончался 7 апреля 1978 года. Похоронен в городе-герое Ленинграде — Санкт-Петербурге на Северном кладбище (Еловый участок). Награждён тремя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Суворова 2-й степени, двумя орденами Кутузова 2-й степени, медалями.
    «…основную задачу по окружению сталинградской группировки противника решали танковые корпуса, в частности соединение А.Г. Родина. Главным в достижении этой цели теперь становилось быстрое и внезапное овладение Калачом. Дело осложнялось тем, что он находился на противоположном берегу Дона. Мы с Г.С. Родиным из опыта июльских боёв 1-й танковой армии хорошо знали, как важно захватить врага врасплох при форсировании реки. Идеальным было бы овладение мостом непосредственно против Калача. Именно по нему в конце июля проходил 28-й танковый корпус Г.С. Родина. По имевшимся у нас данным, мост пока действовал. Но гитлеровцы в любой момент могли его взорвать. Кроме этой были ещё две переправы: одна — севернее города, в районе хутора Березовский; другая — нестационарная, на понтонах — южнее, близ хутора Черкасов.
    Узнав от А.М. Василевского, что мы с Георгием Семёновичем Родиным являемся ветеранами июльских боёв под Калачом, Н.Ф. Ватутин приказал нам совместно с А.Г. Родиным и его начальником штаба полковником А.М. Павловым продумать до мелочей план и подготовить всё необходимое для захвата переправы. Прежде всего, предстояло подобрать командиров и подразделения, способных успешно выполнить эту нелёгкую задачу. После короткого, но острого обсуждения пришли к выводу, что более всего подходят мотострелки, танкисты и разведчики. Выбор был остановлен на двух ротах 14-й мотострелковой бригады, пяти лучших экипажах Т-34 из 157-й танковой бригады и взводе разведчиков 15-го отдельного разведбатальона, посаженных на бронемашины.
    Относительно того, кому возглавить отряд, колебались недолго. Это — подполковник Георгий Николаевич Филиппов, так как основную массу воинов в отряде составляли мотострелки, которых он отлично знал. Естественно, учли его личные качества и боевой опыт по характеристике А.Г. Родина.
    …Ясно было, что вслед за передовым отрядом надлежало идти соединению, способному самоотверженно и умело закрепить и развить его успех или, при неблагоприятных обстоятельствах, выручить из беды. Таким соединением мы посчитали 19-ю танковую бригаду во главе с ее командиром полковником Н.М. Филиппенко.
    Отряду Г.Н. Филиппова предстояло пройти около 20 километров по маршруту Остров — Калач. Сделать это можно было только ночью, в надежде, что в тылах врага после прорыва нами фронта нет уже прежнего порядка. В этих условиях, полагали мы, только дерзкие, рискованные действия сулят быстрый успех, в противном случае операция может затянуться.
    В 3 часа ночи 22 ноября, сразу взяв предельно возможную скорость, с включенными фарами бронемашин и грузовиков, отряд Г.Н. Филиппова устремился из Острова на Калач. Наш расчёт оказался правильным: уверенно двигавшаяся мотоколонна была принята немцами и румынами за свою. Она преодолела наиболее опасные первые километры без единого выстрела. Примерно на полдороге отряд встретил повозку. Её возчик, назвавшись местным жителем Гусевым, сообщил, что основная переправа напротив Калача недавно взорвана, но хороший, надёжно, с немецкой скрупулезностью укреплённый мост у хутора Березовский остался в сохранности, и обороняется сравнительно небольшими силами. Гусев брался провести отряд к Березовскому по хорошей дороге. В пути он рассказал Филиппову о примерном расположении немецкой охраны моста.
    В 6 часов утра, по-прежнему в темноте, отряд беспрепятственно подошёл к переправе. Три танка, две бронемашины и три грузовика с мотопехотой проскочили через мост на левый берег, не вызвав у охраны ни малейшей тревоги. Тогда оставшаяся на правом берегу часть отряда по сигналу Филиппова в скоротечном ожесточенном бою расправилась со столь «бдительно» охранявшим мост подразделением гитлеровцев. После этого она быстро разминировала мост и сама заняла оборону, использовав хорошо подготовленные позиции противника. Головная же часть отряда сделала попытку с ходу ворваться в Калач. Это ей первоначально удалось, но затем она была выбита оттуда превосходящими силами гитлеровцев. Г.Н. Филиппову пришлось организовать круговою оборону переправы по обе стороны Дона.
    Трудно передать словами то нетерпеливое чувство, с каким мы на КП фронта ждали известий о рейде отряда. Наконец поступила радиограмма, что мост захвачен. Теперь начались волнения по поводу того, удастся ли его удержать до подхода 19-й танковой бригады Н.М. Филиппенко. Ждать пришлось до 17.00 22 ноября, когда танкисты вышли к Дону. Они соединились с передовым отрядом и к 20 часам сосредоточились в лесу северо-западнее Калача. Утром 23 ноября этого района достигли и остальные силы 14-й мотострелковой бригады, а 157-я танковая бригада вышла к реке непосредственно против западной окраины Калача.
    Здесь я позволю себе небольшое «лирическое отступление». Надо сказать, что в успехе этой операции, в которой первоначально участвовало всего-то каких-нибудь 300 штыков, как выражались раньше, и которая равнялась по значению действиям целого корпуса, громадную роль сыграло довольно редкое сочетание в характере её главного героя смелости, доходившей порой до бесшабашности, с дотошностью при исполнении всех деталей уставных положений. Это сказалось, в частности, в создании им за кратчайший срок неприступной для врага круговой обороны. Можно было лишь поражаться, как удалось ему предусмотреть все мелочи в организации огня и манёвра крайне малочисленными средствами и удерживать переправу минимальными силами в течение 12 часов против многократно превосходящего во всех отношениях противника.
    Необычайную смелость и я сказал бы подлинный профессионализм проявил и полковник Н.М. Филиппенко, сумевший провести свою бригаду с жестокими боями, но почти без потерь. Ведь вражеское командование, прошляпив рейд Г.Н. Филиппова, всполошилось не на шутку и делало всё, чтобы не допустить выхода дополнительных сил к единственной переправе через Дон в данном районе.
    В этой связи хочу сказать, что пестовать, поощрять и прославлять надобно не только тех, кто вершит большие дела, занимая высокие посты, но и в не меньшей мере тех, кто на скромной должности трудится профессионально, с инициативой, самозабвенно, самоотверженно. Ведь два этих офицера почти с одинаковыми фамилиями — русский и украинец — своими действиями сохранили жизни сотен, а может быть и тысяч, своих соратников, которым пришлось бы пожертвовать собой, если бы овладение переправой вылилось в затяжное сражение. На мой взгляд, эти два побратима заслуживают памятников в Калаче или Волгограде. Филиппов и Филиппенко долго затем командовали бригадами (Филиппенко так до конца службы и остался на подобной же должности), но пользы армии и Отечеству они принесли несравненно больше, чем некоторые скороспелые выдвиженцы, заваливавшие дело на крутых служебных высотах».

    (Иванов С.П. «Штаб армейский, штаб фронтовой». — М.: Воениздат, 1990, стр. 470-473)
    Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем
    Источники Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Т.2. М., 1988
    Иду на таран. — Волгоград: Нижне-Волж. кн. изд., 1978
    Казарьян А.В. Война, люди, судьбы. Книга 4. Ереван, 1984

    Патриотический интернет-проект «Герои Страны»

    Глинка Дмитрий Борисович — лётчик истребитель, помощник командира воздушно-стрелковой службы 45-го/100-го гвардейского истребительного авиационного полка 4-й воздушной армии.

    Родился 10 декабря 1917 года в селе Александров Дар (ныне Днепропетровской области, Украина) в семье шахтёра. Украинец. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года.

    В Красной/Советской Армии с 1937 года. В 1939 году окончил военно-авиационную школу.

    В Великую Отечественную войну в истребительной авиации. В январе 1942 года, в Крыму, в составе 45-го истребительного авиационного полка Д.Б. Глинка совершил свой первый боевой вылет, которых за годы войны у него будет около трёхсот: в небе над Крымом, Кубанью, Харьковом, Сандомирским плацдармом, Яссами и гитлеровской Германией.

    Но особо отличился лётчик-истребитель Д.Б. Глинка в боях на Кубани, слава о котором буквально гремела по всему Северо-Кавказскому фронту. В апреле 1943 года помощник командира воздушно-стрелковой службы 45-го истребительного авиационного полка 216-й смешанной авиационной дивизии 4-й Воздушной армии старший лейтенант Глинка Д.Б., совершивший 146 боевых вылетов, имел на личном счету 15 вражеских самолётов.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1943 года за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Глинке Дмитрию Борисовичу было присвоено звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 906).

    Коллективный подвиг воинов 45-го истребительного авиаполка был отмечен преобразованием его в 100-й гвардейский истребительный авиационный полк, и разя врага под гвардейским знаменем, отважный лётчик Д.Б. Глинка приумножил счёт вылетам и сбитым самолётам противника. К августу 1943 года на боевом счету помощника командира по воздушно-стрелковой службе 100-го гвардейского истребительного авиационного полка 9-й гвардейской истребительной авиационной дивизии 4-й Воздушной армии гвардии капитана Глинки Д.Б. значились 29 лично сбитых им самолётов врага в проведённых им 62-х воздушных боях.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года Дмитрий Борисович Глинка был удостоен второй медали «Золотая Звезда».

    По окончании войны Д.Б. Глинка продолжил военную службу в ВВС. Командовал полком, учился в Военно-воздушной академии, которую окончил в 1951 году, став в том же году гвардии полковником, был заместителем командира истребительной авиационной дивизии. С 1960 года — в запасе. Работал в Гражданской авиации. Был депутатом Верховного Совета СССР 2-го созыва.

    Жил в Москве. Умер 1 марта 1979 года. Похоронен в Москве, на Кунцевском кладбище (участок 9-3).
    Родился 14 (27) сентября 1914 года в городе Кривой Рог Днепропетровской области ( Украина ), в семье рабочего. В 1928 году окончил 7 классов, в 1929-м — пошёл работать на шахту. В 1934 году окончил горный техникум, работал сменным техником. Одновременно учился в аэроклубе. В 1936 году окончил школу лётчиков Гражданского Воздушного Флота в городе Херсоне и был оставлен в ней лётчиком — инструктором. С 31 декабря 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил 8-ю Одесскую военную авиационную школу пилотов имени П. Д. Осипенко. Служил в ней лётчиком — инструктором.

    С июня 1941 года лейтенант Б. Б. Глинка в действующей армии. С марта 1943 года по июнь 1944 года служил в 45-м ИАП ( 100-м ГвИАП ); с июня по июль 1944 года — в 16-м ГвИАП. Воевал на Крымском, Северо — Кавказском, Закавказском, 4-м, 2-м и 1-м Украинском фронтах.

    К концу апреля 1943 года адьютант эскадрильи 45-го истребительного авиационного полка ( 216-я смешанная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Северо — Кавказский фронт ) лейтенант Б. Б. Глинка совершил 200 боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 10 самолётов противника.

    24 мая 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

    14 июля 1944 года сбит в воздушном бою, из-за полученных травм больше не летал. Всего выполнил около 300 боевых вылетов, сбил 31 самолёт противника.

    После войны продолжал служить в ВВС. В 1952 году окончил Военно — Воздушную академию. Служил в Борисоглебском военно — авиационном училище, затем в Центре подготовки космонавтов. Гвардии полковник Б. Б. Глинка умер 11 мая 1967 года после тяжёлой болезни. Похоронен в Звёздном городке Московской области.

    Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени ( трижды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалью «За боевые заслуги» и другими.
    Награждён орденом Ленина (1943), 5 орденами Красного Знамени (сентябрь 1942, октябрь 1942, 1943, 1944, 1955), орденами Отечественной войны 1-й степени (1943), Александра Невского (1945), 2 орденами Красной Звезды (1955, 1956), медалями.

    Бронзовый бюст Героя установлен в городе Кривой Рог.

    К началу 1943 года. Дислоцируясь в Яндяево, бригада доукомплектовывалась полученной боевой материальной частыю и личным составом согласно штатному расписанию. 52-я танковая бригада имела 41 боевую машину, из которых было 24 Т-34 и 17 Т-60. На основании боевого распоряжения штаба Бронетанкового управления Северной группы войск Закавказского фронта от 1 января 1943 г., войдя в оперативное подчинение командующего 58-й армией, бригада к 9.00 1 января 1943 г. сосредоточилась в Вознесенской, где получила задачу форсировать реку Терек и совместно с 617-м отдельным дивизионом быть в готовности к наступательным действиям в общем направлении на Прохладный. 5 января 1943 года. Переправившись через реку Терек к 3.00 5 января 1943 г., танковая бригада сосредоточилась на западной окрестности Моздока и получила задачу к исходу дня 5 января овладеть Прохладным. Произведя предварительную разведку и выслав впереди себя разведдозор в составе 6 танков с десантом автоматчиков, 52-я танковая бригада перешла в наступление нa Прохладный. На пути пришлось преодолевать не только упорное сопротивление противника, но и серьезные инженерные препятствия, восстанавливать своими средствами разрушенные мосты. Пекле двухчасового боя бригада к 13.00 5 января 1943 овладела городом и железнодорожной станцией Прохладный, уничтожив при этом до двух рот пехоты противника. Бригадой захвачены трофеи: одна 37 мм пушка, 15 мотоциклов, склад с авиабомбами, склад с автозапчастями, склад со снарядами, много винтовок и патронов к ним; взяты в плен 3 солдата. Потерь в матчасти бригада не имела; ранен 1 человек. Боевым распоряжением штаба 58-й армии от 5 января 1943 г. бригада получила задачу к исходу этого дня выйти в район Солдатской, в дальнейшем наступать на Ново-Павловскую и отрезать пути отхода противника в северо-западном направлении. Встречая незначительное сопротивление, бригада к 12.00 овладела Солдатским и к 14.00 вышла в район Ново-Павловской, где встретилась с организованным противотанковым районом противника, сильно укрепленным инженерными сооружениями и насыщенным артиллерией. Произведя разведку флангов противотанкового района и, найдя обход, бригада основными силами повела наступление с правого фланга, одновременно частью сил демонстрируя выступление по фронту вдоль дороги. 6 — 7 января 1943 года. Уничтожив противотанковый район противника, 6 января 1943 года части бригады овладели Ново-Павловской. В результате боя 6 и 7 января 1943 года бригада потеряла: сожженным 1 танк Т-60. Убито 2 человека, ранен 1 человек. Было уничтожено 2 танка противника, 2 орудия и более взвода пехоты, взято в плен 12 солдат. В числе захваченных трофеев — 8 мотоциклов, 36 станковых пулеметов, одна 37-мм пушка, 300 тыс. авиабомб разного калибра и неисправный самолет «Хейнкель-111″. На основании боевого приказа Северной группы войск ЗКФ с 7 января 1943 года 52 тбр вошла в танковую группу подполковника Филиппова и в оставшиеся дни января месяца действовала в составе ее частей. 7 января 1943 года. С рассветом, на основании боевого приказа штаба танковой группы, части группы двумя колоннами, преследуя отходящего противника, перешли в наступление в направлении Минеральных Вод, имея задачей овладеть Георгиевском и в дальнейшем наступать на Минеральные Воды. 140-я, 207-я тбр, 266-й отб совместно с 863-м ИПТАП и одним батальоном 62-й сбр, составили первую колонну. 52-я тбр, 562-й отб совместно с 117-м ИПТАП и двумя батальонами 62-й сбр, составили вторую колонну. Ведя бои с арьергардными частями противника, усиленными артиллерией и танками на рубеже Ярославский, Ново-Павловская части танковой группы к исходу дня вышли на рубеж Пегушин-Новопавловское, где сосредоточились, продолжая вести боевую разведку в районе Орловского. 8 января 1943 года. Продолжая выполнение боевой задачи, 52-я тбр совместно с 562-м отб в первой половине дня, преодолев сопротивление противника, овладела станицами Аполонская, Старо-Марьинская. На рубеже Старо-Марьинская, совхоз Комсомолец части танковой группы были остановлены противотанковым рвом и сильным артиллерийским огнем противника и, перейдя к обороне, в течение ночи на 9 января вели разведку обхода противотанкового рва и огневой системы немецких войск. За день боевых действий 8 января частями группы уничтожено свыше двух рот пехоты противника, 3 автомашины с пехотой, 5 противотанковых орудий; подавлен огонь 3 минометных батарей, захвачено большое количество снарядов и авиабомб; взято в плен 17 солдат противника. 9 января 1943 года. В течение дня 52-я тбр и 562-й отб, оставались на достигнутом рубеже, ограничиваясь ведением боевой разведки, подтягивая отставшую матчасть и устраняя мелкие неисправности в боевых машинах. 10 января 1943 года. В 7.00 52-я тбр и 562-й отб перешли в наступление, сломив сопротивление противника, к 10.00 овладели Незлобной, а затем с хода ворвались на восточную окраину Минеральных Вод. В результате боя за эти населенные пункты уничтожено 7 танков противника, 50 автомашин, 3 железнодорожные дрезины с прицепами и до двух рот пехоты. Разбито 2 железнодорожных эшелона с военными грузами. Противник оставил колонну автомашин до 200 единиц и большое количество военного имущества. В 20.00 того же дня противник 20 танками внезапно контратаковал 52-ю тбр и после получасового боя отошел в восточном направлении. В результате контратаки противника были подбиты 4 танка Т-26, 1 танк Т-60 и 2 автомашины. За день боев 52-я тбр и 562-й отб потеряли: сожжено 2 танка, подбито 8 танков; убито 5 и ранено 20 человек. 11 января 1943 года. 52-я тбр совместно с 562-м отб и двумя батареями 863-го ИПТАП во взаимодействии с 131-й сбр в течение дня выполняли задачу по овладению Минеральными Водами, и к исходу дня полностью очистили город от противника. 12 января 1943 года. Боевым распоряжением штаба бронетанкового управления 9-й Армии танковой труппе была поставлена задача: овладеть Канглы, с последующей задачей действовать в направлении Курсавки. Выполняя поставленную задачу к исходу дня, части танковой группы овладели Канглы. В боях за день уничтожено: 2 противотанковых орудия, 4 станковых пулемета, 12 мотоциклов, 30 автомашин с грузами и взвод пехоты противника. Среди захваченных трофеев: 2 железнодорожных эшелона с грузами, 2 самолета, 75-мм пушка, 30 неисправных танков и 70 неисправленных автомашин. Части танковой группы потеряли: подбитыми — 2 Т-34; убитыми — 3 и ранеными — 7 человек. 16 января 1943 года. 52-я тбр с двумя батареями 863 ИПТАП в 10.00 перешла в наступление на Курсавку в обход с севера и, преодолев сопротивление противника, к 14.00 вышла в район развилки дорог 3 км севернее Курсавки. Остановленная сильным артиллерийским огнем противника, перешла к огневому бою из засад. В 13.00 того же дня противник силами до роты пехоты, поддержанной 13 танками, контратаковал бригаду; контратака была отбита и к исходу дня бригада закрепилась на достигнутом рубеже в 3 км севернее Курсавки. В результате боя 52-я тбр уничтожила 2 противотанковых орудия противника, 2 станковых пулемета с расчетами и до взвода пехоты. Потери бригады: подбито 2 Т-34, ранено 4 младших командира. 17 января 1943 года. 52 тбр, наступая в направлении Водораздел, к 14.00 вышла с боем в район Рабочего поселка, потеряв при этом 2 танка Т-34, один из которых сгорел. Выли убиты 3 и ранено 2 человека. 18 января 1943 года. Части танковой группы получили задачу выйти в район Дворовый, имея задачу с утра по овладению Невинномысской, 52-я и 2-я тбр с двумя батареями 863-го ИПТАП в 12.00 перешли в наступление и к 18.00 вышли в район 8 км юго-восточнее Невинномысской. 19 января 1943года. На достигнутых рубежах 52-я, 2-я и 140-я тбр получили приказание на основании боевого распоряжения штаба бронетанкового управления Северной группы от 18 января 1943 г. перейти в состав танковой группы подполковника Титова, где и действовали в оставшиеся дни января месяца. 7 февраля 1943 года переформирована в 34-ю Гвардейскую танковую бригаду.

    Будапешт.

    Когда блокировали город,
    И враг задаваться не хотел
    Нам каждый час был очень дорог
    И в стужу, наш солдат потел.
    А я, как будто в забытье
    От роты с Кардашом ушел
    И в полустанке в тыл к врагу
    На одну станцию зашел.
    Нам с ординарцем вдруг в глаза
    Десятка три врага глядели
    Они не знали что мы двое
    И все, как будто онемели.
    То были венгры, и война
    Солдата каждого достала
    И не моя уж тут вина
    Что убивать их не устал я.
    Но, здесь, как будто Бог велел
    Убрать руку мне от затвора.
    По-детски я на них смотрел,-
    Как на поймавшегося вора.
    Они, как я, все молодые
    Прося пощады у меня
    Немыми взглядами смотрели,
    Как поступлю с их жизнью я.
    По радиостанции связались
    С Моженком мы: «Что делать нам?»
    (Мы тоже с Сашкой испугались),
    Но трусить было уже срам!
    «Давай в расход их! Возвращайся!
    Ты ночью их не доведешь!
    На десять верст ты оторвался.
    Еще дорогу не найдешь!»

    Нам жалко стало, в первый раз,
    За всю войну стрелять в солдата,
    И я не выполнил приказ,-
    Довел врага я в плен к комбату.
    Но перед этим, по сноровке,
    Под дулом друга – автомата,
    Я всех плененных напоил
    Вином венгерским из муската.
    Лишь через двадцать лет спустя,
    Я в Львове встречу офицера-
    Начальник штаба венгрполка
    Узнал глаза как взгляд прицела.
    …А мог бы просто и не быть
    Он передо мною того дня,
    Мог не дышать, мог не любить,
    Мог не стоять возле меня…
    Да. Совесть мы не растеряли,
    Но, каждый день и много раз,
    Друг — друга цельно убивали,
    Хотя Господь один для нас!
    И через много лет спустя,
    Смотреть в глаза я не устану,
    Солдатам своего полка,-
    Пока дышать не перестану!

    Хотим войны, не воевать!

    Войны! Войны! Давай войны!
    Кричат политики сегодня.
    За что боролись тогда мы?!
    Примет ли вас земля Господня?!
    Там, возле Бога, все друзья,
    Терять которых мы устали,
    Там скоро буду, знаю я,
    Мои друзья меня там ждали.
    Я им поведаю как вы,
    Забыв про нас, уж не идете
    До обелисков в день весны,
    Друг — друга каждый день клянете.
    Заплачут там мои друзья,
    И грустно, юность вспоминая,
    Споют опять про Будапешт,
    Про, день сегодняшний не зная.
    Невмоготу, но я иду,
    На палку тело перенося,
    Среди детей тепло найду,
    Не упаду! (Про боль не спросят).
    На небесах мои друзья,
    И им, и мне не безразлично:
    Что сделал ты, что б видел я
    Моим друзьям за подвиг личный?!

    Как трудно было,- изнемог!
    Примчаться к вам мне в третий раз,
    Но я приехал! Я, ведь, смог!
    А у «чинуши» дрогнул глаз!
    У них другой сегодня бой:
    «Корыта» ждут опять раздела!
    Они не встретились со мной,
    Какое им к Герою дело?!
    Он захотел, чтоб с костылем,
    К нему явился поднадзорным,
    Что б разрешить уж мне тогда
    Не быть средь вас «волком позорным»!
    За то, что в лед бросался я,
    Тогда у берега Дуная,
    За то, что жизни не щадя,
    Сил не жалел, друзей спасая!
    И лист осенний от стыда,
    Краснея, крону оставляет,
    «Ни пуха вам, и не пера!»
    Беззвучно всем нам пожелает.
    Моих, сегодня, всех друзей,-
    Десант с глубокого Дуная,
    Несем для школьников в музей,-
    Мы поименно всех узнаем!

    Дядин стих.
    Для «черствяков» я расскажу,
    Про дядин стих, пускай услышат.
    И фильм ребятам покажу,
    Про тех, кто уж давно-давно не дышит.
    Как ветераны в мирный час,
    К могилам братским все спешили,
    И там клялись, что подвиг их
    После войны не позабыли.
    А.П. КОСЫЦИНУ в день 60- летия.
    «Наверное, немало громких фраз
    Дала тебе сегодняшняя дата,
    Как исключение, прими на этот раз
    Стихи от друга фронтового, от солдата.
    Хвалить, учить и порицать тебя
    Я не имею права и не смею,
    Но вот, как воина бесстрашного любя,
    Тебя я поздравляю, как умею.
    Не можем мы ругать свою судьбу:
    Была война, и все теряли близких,
    Но мы с тобой, с «Максимом» на горбу
    Прошли с боями от Днепра до Альп Австрийских.
    Тебе досталось больше, чем другим…
    Незабываем тиф, раненье у Черткова,
    Но ты был нужен нам и был незаменим,
    Поэтому в свой полк ты возвращался снова.

    Как часто нам, былое воскрешая,
    Воспоминанья бьют, не в бровь, а в глаз.
    Хотя бы то, как полководцев воображая,
    Мы драли с планера немецкий плексиглас.
    Плацдарм последний, трудный, за Дунаем,
    Невзгод войны — никто не замечал…
    Прошло уж 40 лет, а мы все вспоминаем,
    Как ты для нас «медпомощь» доставлял.
    Мы были молоды: Дунай переплывали,
    Под Пельней попадали в переплет,
    На маршах «кожух, короб, рама» — распевали
    Врага громили, честно шли вперед.
    И вот сегодня, с Юбилеем поздравляя,
    Я откровенно и с волненьем говорю,
    Тебе, твоим родным счастливых дней желаю,
    От имени полка тебя благодарю:
    За то, что в жизни многого добился,
    Героем, генералом видным стал,
    Что как ученый, как писатель, отличился,
    На пользу Родине трудиться не устал.
    Что в нашей памяти ты — просто Саша!
    Поручик — пулеметчик, верный друг.
    Ты гордость и забота, Совесть наша,
    Ты — Наша молодость, прошедшая невдруг.
    Что годы не смогли тебя переменить,
    Что фронтовая дружба остается в силе…
    Прошу меня за слабый стих простить
    С приветом!
    Фронтовик, Набоченко Василий!»
    Вот так, по-братски, поздравляли
    Фронтовики друзей своих.
    Они тогда еще не знали,
    Что ты забудешь подвиг их!
    Чтоб умереть среди друзей,
    С концов Союза возвращались
    К окопам вдоль больших полей,
    И там Герои оставались!
    Не стало Сашки через год.
    Он мне сказал: «Ты посмотри!
    Как вспомнит нас простой народ
    Через годок, иль тридцать три!»
    Мне есть ему чего сказать
    В свой судный день про вас, друзья.
    Не буду я его дерзать:
    Ведь правду скрыть ему нельзя.
    И запоет Александров,
    С Приморск -Ахтырска Саше песню
    Как мы боролись все с врагом,
    Как побеждали зло мы вместе.
    Как через годы, обнаглев,
    Другие ищут только славы,
    Чьи ордена ты, друг, надев?
    Стоишь как швед возле Полтавы?!

    «С войны не все солдаты возвратились…
    Погибли, чтобы жили я и ты,
    И чтоб, во время мира, воплотились
    В действительность их светлые мечты!
    Они к Победе шли упрямо – лавой
    От пуль фашистских заслоняя нас,
    Не требуя ни почестей, ни славы,
    Как требуют живущие сейчас».
    Я знал тогда — нет здесь моей вины,
    Что дети их не возвратились с фронта.
    Не автором был я законов той войны,-
    Не мог я победить тогда экспромтом!
    Но больно мне, до слез, смотреть в глаза
    Их матерям попозже стало,
    Ведь я был командир, для сына твоего,
    В ответе боль металась неустанно!
    Забрала много та война,
    Людей не писаным каноном.
    Пусть вечным пухом будет им земля
    В кубанских, и в чужих венгерских склонах!
    Уж выплакались те, кто плакал по всех нас,-
    Мы по погибшим выплакались всех,
    Но где ж тогда веселый детский глас?
    Про счастье, про любовь веселый смех?
    А дети наши, в поисках войны,
    В политике и лжи погрязли больно.
    А были хоть разок в атаке вы?
    И кто посмел отдать команду «вольно»?!
    Как вы смогли так быстро предать нас?
    За доллар, «иномарку», просто дачу?
    Смотрю сейчас политикам не в бровь, а в глаз,
    Слез нет, но я, без них рыдая, горько плачу!
    Сидим в квартире львовской: смотрим фильм.
    Мы видим, фронтовик Василий плачет.
    И слезы не бегут его щекой. Их просто нет!.
    А в кадре,- конница, к предместью скачет.
    Вот в Будапеште медсестра
    Плечо, подставив, переносит командира,
    И Вася узнает любимый свой планшет
    В крови пропитанном, прострелянном мундире!

    Косицин Александр Павлович, 1925 г. рождения. В конце 1943 года окончил пулеметную школу командиров и был направлен командиром пулеметной роты в 1077-й СП, 316- СД дивизии. Указом Президиума Верховного Совета за мужество при форсировании Дуная 2

    Отзыв от Александр — 17.12.2012 в 16:01
  10. A lot of thanks for each of your work on this blog. My niece delights in going through investigations and it’s really obvious why. We know all regarding the compelling medium you provide very helpful strategies on the blog and therefore welcome response from other ones on that subject then our favorite daughter is in fact discovering a lot of things. Have fun with the remaining portion of the year. You’re doing a really good job.

    Отзыв от Mervin Sladen — 04.06.2016 в 17:47

RSS-лента комментариев. Адрес для трекбека

Ваш отзыв

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>